Восхождение на Эльбрус

15 мая 2015

Когда-то давно я наткнулся в интернете на статью об альпинисте, который совместил кругосветное путешествие и покорение самых высоких гор на каждом континенте, где оказывался. Вторая часть его трипа называлась «Семь вершин». Короче, я загорелся этой идеей и добавил новый пунктик в список lifelong планов. И вот наконец-то начал этот список выполнять. Самой высокой горой в Европе оказался Эльбрус. Быстро нахожу группу, вписываюсь, покупаю билеты на Кавказ.

Как обычно, шмотки собираются в последнюю ночь.

С группой встречаемся в аэропорту Минеральных вод, садимся в автобус, едем к подножью горы 120 км. В посёлок Эльбрус приехали уже ночью, ничего не было видно, только чувствовалось, насколько стало холодно с набором высоты. Поселились в гостинице, познакомились, обсудили план и пошли спать. Только утром увидели, какой из гостиницы открывался вид.

Разброс возрастов, конечно, получился впечатляющий: мне 20, самому старшему в группе — 79. Решили немного считерить, поднявшись ещё один километр вверх на подъёмнике.

Набор высот получился жёстким, так как ещё вечером я был в самом низу, а уже утром оказался на высоте 3300 метров над уровнем моря. Это чувствовалось. От нехватки кислорода ходишь будто пьяный. Подниматься стало тоже непросто, приходилось каждые 100 метров останавливаться на полминуты отдышаться. Всё это полностью компенсировалось картиной вокруг.

Меня «обрадовали», что дальше будет хуже. И далеко не только во время подъёма. Акклиматизация — весьма интересный процесс. У меня голова начала болеть в тот же день к вечеру. У кого-то скакало давление. Парня из Германии, с которым я жил в одной палатке, тошнило, поэтому он почти не ел первые пару дней. Всё это в палатках, при неслабом морозе.

Всё это усугублялось диким снегопадом, начавшимся на второй день, из-за которого когда мы не гуляли для активной акклиматизации, то сидели вообще безвылазно в палатках.

Кто-то уже начал жаловаться, что после такого отдыха нужен будет ещё один отдых. Через пару дней и у меня появилось ощущение, будто я мазохист, который тратит весьма немало денег, чтобы мне делали максимально плохо. Но отступать было поздно.

А потом погода резко исправилась. Сказать, что я был рад — ничего не сказать. Я был в диком восторге. Гулял с раннего утра до самой ночи, ночью сушил одежду и утром снова шёл гулять.

Один раз без снаряжения поднимался до отметки в 5000 м, тогда как вершина горы — 5642.

В общем, акклиматизация прошла успешно.

Дальше у нас по плану был спуск к подножью, отдохнуть один день от холодного трэша, расслабиться перед штурмом и оставить лишние шмотки. Погода снова испортилась, подъёмники не работали, так что нам пришлось валить вниз пешком. Не самое приятное занятие с утра. Зато внизу сразу же пошли в ресторанчик, где ловили форель и нам тут же её пожарили.

Забавно, после недели на топлёном снеге даже кола казалась чем-то необыкновенным.

Всё это было, конечно, здорово, но тем временем плохая погода наверху превратилась в полную жесть с ураганным ветром. В итоге просидели лишний день внизу и пришлось выбирать, либо подниматься в сильный снег, либо в сильный ветер. Выбрали снег. До приюта поднимались на ретраке, за который я выложил свои последние деньги.

Приехали, поели, позалипали на закат и вырубились.

Подъём в 5 утра, потому что ориентировочное время штурма — 14 часов. Учитывая расслабон внизу, утро выдалось настолько суровым, что уже через полчаса мы еле шли. Потом один из группы сказал, что разворачивается и идёт вниз, так как у него замерзают руки даже в верхонках. Настрой, конечно, ещё боевой, но идти было ещё 13 часов и это уже откровенно пугало. Но выбирать не приходилось.

Часов через 5 я уже воспринимал снег как белый песок. Уже не чувствовал, что он холодный, просто такое мягкое тёплое покрывало у тебя под ногами. Не хватало только шума моря и лазурного берега. И кислорода в воздухе.

Но жесть была только впереди. Буквально за пару сотен метров до вершины, через часов 8 подъёма мы увидели перед собой стену.

Вершина находилась на резком возвышении и без альпинистского снаряжения уже было не пройти. Нам эта вершина тогда показалась отдельной горой. Провешивали перила, шли со страховкой и ледорубами, из последних сил вбивая кошки на ногах в снег.

Сначала чувств вообще никаких. Потом потихоньку приходит понимание, что ты стоишь на высшей точке Европы.

Но даже оно не радует, потому что впереди 4 часа спуска, причём сначала по этой стене вниз, а потом дальше несколько километров абсолютно без сил. Потом сон, самый глубокий сон в моей жизни. Утром спуск вниз. И дальше автостопом через пол-Кавказа, потому что все деньги на автобусы и гостиницы были потрачены на ретрак.

Когда спустился к приюту, прежде чем провалиться в бездну сна, думал, что это будет последнее такое восхождение в моей жизни. Проснувшись утром, понял, что оно было только первым и уже в следующем году будет Килиманджаро.