Япония ❤️

10 июля 2016

Я завидую людям, у которых мечты сбываются. Мне приходится исполнять свои самостоятельно. 🙂

Полный маршрут:

Токио

Первые несколько часов здесь у меня была «загрузка локации». Перепад температур от +13 °C в Киеве до +36 °C в Токио, влажный и душный воздух вместо апрельской весенней свежести… Ах, и «интуитивно понятная» азиатская навигация.

Вот так, к примеру, выглядит схема метро. И чтобы не показалось, что на самом деле всё не так уж и сложно, я добавлю: на самом деле метрополитенов в городе несколько. Плюс монорельсы, экспрессы, частные ветки… Эта схема объединяет все метро Токио воедино. Прикольно, правда? Взвесив все «за» и «против», я достал свои ролики и отправился в центр своим ходом.

Город действительно огромный. И в то же время он работает чётко и слаженно, как часы. За всё время я не увидел ни одной пробки.

Очень много такси, но только в специальных местах сбора. Стоимость проезда, кстати, заоблачная. Например, поездка из аэропорта в центр города обойдётся вам в 20 000 йен (около $200).

Повсюду вендинговые автоматы с напитками, даже вдоль безлюдных шоссе. Иногда каждые 5 метров стоят.

Японские мегаполисы очень трудно спутать с любыми другими. Не смотря на сокрушительной интенсивности урбанизацию, изобилие современной архитектуры и вообще повседневность высоких технологий, их города остаются зелёными. Везде, где только можно, растут деревья, всюду газоны, кустарники, цветут цветы, много птиц.

Курить запрещено не только в заведениях, но даже на улицах. Кроме редких специально выделенных для этого мест.

Впрочем, правила здесь работают как у нас: нельзя, если очень хочется, то можно.

Не представляю, зачем японцам вообще уметь готовить.

Возможно, у них хобби такое встречается, вроде вязания спицами.

Потому что с таким выбором готовой свежайшей еды в маркетах это совершенно ненужный в жизни скилл.

Представьте как приятно выйти из душного офиса, взять там свежий бэнто-ланч, сесть на такой набережной напротив большого искусственного острова с небоскрёбами и вкусно покушать. 🙂

Но самое приятное здесь — это парки. Городские парки. Они потрясающие.

Здесь нет пафоса, масштабности и других совершенно лишних вещей. Они просто милые. Милые и аккуратные.

Что ещё надо для того, чтобы насладиться нежной красотой природы в сердце самого большого мегаполиса планеты?

А в 5 минутах от такого островка безмятежности может начинаться шумный офисный квартал.

Школьницы в юбочках. Даже если ты знаешь об их униформе, видеть как они в момент наводняют весь город удивительно.

Закат опускается на искусственные острова в Токийском заливе.

А мой хостел оказался прямо под Небесным деревом — телебашней и самым высоким зданием в Японии.

На следующее утро я решил поехать в Акихабару — большой квартал аниме и манги, центр всего этого движа в мире. Уже на подъезде индустриальные улицы начинают преображаться.

Улицы Акихабары переполнены людьми даже в будние дни. Что примечательно, подростки здесь почти в меньшинстве.

Большая часть продукции ориентирована на взрослых, примерно как фильмы у нас. Кодомо, детского аниме, которое популярно у нас, здесь очень мало: дети и подростки предпочитают западные мультики. До аниме нужно дорасти. 😀

На стенах зданий постеры с рекламой новинок, которые у нас в топах рейтингов появятся минимум через несколько месяцев.

Зачастую отсюда с покупкой Blu-ray диска начинается путь релиза того, что потом мы находим у себя на онлайн-кинотеатрах и торрент-трекерах.

Что касается манги — чёрно-белых комиксов, то её здесь и вовсе продают тоннами в десятках магазинов. ИМХО, это плохо, потому что когда разнообразия слишком много, найти что-то стоящее становится невероятно трудно.

А отаку — аниме-задроты, и вовсе затариваются разными аксессуарами по мотивам любимых произведений. Например, покупают дакимакуры, такие мягкие подушки с изображениями персонажей во весь рост, которые можно тискать во сне.

Для особо упоротых есть хентай — рисованная порнография. Впрочем, в контексте японской культуры это самое повседневное явление. Посетители вообще не смущались того, что я их снимал. Это скорее мы странно к этому относимся, делая из этого что-то особенное.

Для них это часть визуальной культуры. Мы же не негодуем, что у нас в наружной рекламе везде фотографии милых девушек, даже если это банковские услуги или продажа недвижимости, хотя вот это действительно странно и непонятно.

Игровые автоматы есть по всему городу, но именно здесь они есть чуть ли в каждом здании. Внутри НЕВЕРОЯТНО шумно, играет экстремальный японский нойз, примерно как Burzum без ударных и мелодии на полную громкость. Нормальный человек не сможет продержаться больше пары минут.

Школьницы покупают себе еду в бургерном вендинговом автомате. Блюда в тарелках на витрине слева сделаны из пластика, и точно воспроизводят вид готового блюда, что-то типа меню на входе в заведение, только намного нагляднее.

Тем временем я пошёл обедать в мэйд-кафе — это когда персонал одет и ведёт себя как прислуга. По сути, те же гейши, только в современном варианте. «Здравствуйте, господин. Чего пожелаете?» Выходя, хотел сделать фотку, но в момент нажатия на кнопку спуска затвора я узнал, что фотографировать нельзя. Поздно, хе-хе.

Так выглядит Мекка анимешников.

В Роппонги, самом иностранном квартале Японии, нашёл ещё одного паука Маман бессмертной Луизы Буржуа. В последний раз видел такого красавца в Москве на рождество, на входе в галерею «Гараж», где была выставка работ его автора. Глобализация.

Вид с крыши Roppongi Hills Mori Tower. Это не смог, город действительно уходит за горизонт.

Я пытаюсь представить себе роль отдельно взятого человека в процессе строительства этого бетонно-металлического колосса и понимаю, что наш уровень взаимодействия — это нечто трансцендентальное.

Ничего особенного, просто постапокалиптический наездник на механическом мамонте на входе в музей современного искусства, тонко намекающий, что ничего обычного здесь ждать не стоит.

Пустые стенды, одни комментарии к фотографиям, которых нигде нет. Подруга в недоумении, я пытаюсь уловить смысл. Понимание приходит постепенно, по мере чтения комментариев. Достаточно жёстких и реакционных. «Выставка» о Второй мировой войне, откровенно изобличающая методы японцев от первого лица.

Возле очередной пустой стены единственный на вес зал монитор, где показывают, как эти фотографии укладывают обратно в коробки. Рядом стоит полиция.

На выходе из зала развёрнутый комментарий от авторов. Власти города запретили её в Национальном музее истории как противоречащую текущей внешней политике Японии, плюс агрессивную пропаганду нацизма и ещё ряду пунктов. В ответ Музей современного искусства предложил авторам выставить её у себя с одним «небольшим» изменением, чтобы обойти запрет. Надо признать, получилось сильно и оригинально.

Рядом была выставка об иллюзорности свободы действия. Жадно глотаем визуальные образы, которых явно не хватало в предыдущей выставке.

«Вы можете резать себя», но нож рядом защищён прозрачной колбой. «Вы можете перелезть через эту стену», и рядом охранник. «Вы можете приковать себя», и рядом девушка с ключами.

Ну и классика, «Никто не запретит вам заниматься тем, что вам нравится».

«Существует много версий тебя, столько же, сколько знакомых с тобой людей. Когда ты избавишься от этих „версий себя“, кого ты увидишь?»

В другом крутом музее современного искусства обнаружили выставку, посвящённую эпидемии культуры zakka, возникшую в Токио и сейчас бушующую во всём мире. Если кратко, это китч 2.0, связанный с обняшиванием ширпотреба, чтобы продавать его в десятки раз дороже.

Каноническими проявлениями этой культуры являются дизайнерские ящики, мелочи в пастельных тонах, мордочки сов и оленей на кулонах, странные принты, даже «изысканность» лофтов. Весь тот ширпотреб, который заставляет сказать «Вау!», когда его видишь. Японцы говорят, что zakka — это искусство видеть большее в повседневных вещах. Автор выставки отвечает: «Вы пытаетесь купить идеальную жизнь».

Станция Синдзюку. Пассажиропоток больше 4 млн в день, что делает её самой загруженной железнодорожной станцией во всём мире.

Район Синдзюку очень мощный. Здесь десятки небоскрёбов, сотни офисных центров. А совсем рядом, у «подножья» высоток делают дешёвый рамэн, рядом находятся традиционные изакайи, куда планктон выползает под вечер поужинать и выпить саке с коллегами. Мощный контраст, короче. А ещё в 15 минутах отсюда находится Кабукичо, что-то типа квартала красных фонарей, которым рулит якудза.

Food not bombs прямо под зданием мерии. Бомжи в Японии — самые странные из всех, который я когда-либо видел. Они не просто не попрошайничают, напротив, многие из них даже официально работают! На стройках, уборщиками, охранниками, да хоть вторсырьё на улицах собирают. Кто-то копит на квартиру, а пока живёт в картонной коробке под своим офисом. О_о

Я выронил челюсть, когда увидел как лежащий на обочине бомж достал из кармана айпод, перелистнул пару трэков и улёгся дальше слушать музыку. Вообще в городе масштабная программа помощи и ресоциализации бездомных. Те, кого можно увидеть спящими на улицах, выбрали этот вариант сознательно.

Наступает вечер, включаются неоновые вывески, город преображается.

Деловые кварталы начинают напоминать затянувшуюся вечеринку огромных масштабов.

И этот карнавал ночной жизни уходит далеко за горизонт. Токио никогда не спит.

Осака

Всеми органами чувств ощущаешь, что ты больше не в столице.

Какие-то невнятные галереи, где продаётся всё. Ну то есть буквально, от вкусняшек до химических реактивов.

У жителей Осаки эти странные рынки-галереи намного популярнее супермаркетов. Не представляю, почему так, но о вкусах не спорят.

Я должен признать, внешний вид жилых кварталов города произвёл на меня угнетающее впечатление.

После нескольких дней в почти изысканных постиндустриальных бетонных джунглях Токио у меня уже сформировалось устойчивое впечатление о визуальной культуре этой страны. И тут второй увиденный мною японский город своим видом перечёркивает всё.

Припарковать велик, прицепив его цепью к знаку «велосипеды парковать запрещено» — здесь норма. К несчастью, этим грешат далеко не одни велосипедисты.

Грязно, шумно. Мой мозг протестует против такого поворота событий, но реальность сильнее любых оправданий.

В отличие от Токио, эстакады здесь низкие, идущие прямо над хаотичной застройкой, поэтому над головой тоже шум, периодическое бибиканье. Попытка беззаботной прогулки вызывает психологическую турбулентность.

В час пик в метро есть вагоны только для женщин. Давайте подумаем вместе, почему такие вагоны возникли. 🙂

Визуального мусора внутри вагонов даже больше, чем в киевском хаосе рекламы и объявлений. Брр.

Мой номер в маленьком рёкане — традиционной японской гостинице. Вместо кровати здесь футон, такой мягкий спальный матрас, я на таком же дома сплю. Пол здесь устелен татами — жёсткими соломенными матами. А вместо душа здесь сэнто — большая общая баня с сауной. Раньше, до появления центрального водоснабжения, их юзали повсеместно, сейчас скорее ради впечатлений, ведь это реально прикольно. В общем, мне понравилось.

Прямо возле рёкана обнаружил милый японский парк. По крайней мере, с этим у них осечек нет.

От этого говорящего на ломаном английском парня под козырьком я узнал, что Осака — очень мафиозный город, здесь половина бизнеса принадлежит якудзе. Забавно, в моём понимании мафия — это бандиты, а вовсе не влиятельные бизнесмены.

Выбор цветов здесь прекрасен. Удивительно, как легко и естественно всё это сливается воедино, хотя инженерные конструкции — явная противоположность растительному миру.

Гуляя здесь, у меня произошло озарение. Они не делают парк, они дорабатывают лес.

Национальный вид спорта.

И всё это разнесли в клочья во время Второй мировой. Реконструкция замкового комплекса чуть не стоила городу банкротства. Хотя получилось миленько.

Вокруг замка огромные парковые территории.

Внешний вид построенного заново замка полностью повторяет настоящий, но вот внутри — современный музей. Поэтому ограничимся экстерьером. Он прекрасен!

А вокруг замка — сплошные высотки. Где-то в той стороне находится Abeno Harukas, самый высокий небоскрёб страны.

Пешком в другое измерение.

В этом измерении кипит деловая жизнь.

Очень хочется верить, что по мере развития город преобразится. А пока имеем то, что имеем.

Поскольку времени у меня оставалось ещё прилично, решил зайти глянуть на пару храмов. Обычно религиозные предметы меня мало интересуют, но синтоистских храмов я ещё не видел, этому почему бы и нет.

Лихо вы, товарищ Будда, вписались в языческую религию.

Люди на входе бросают монетки в ящик, разуваются, заходят внутрь и молятся. Кому молятся? Хороший вопрос.

Вообще тут какая-то дичь с религиями. Я насчитал шесть популярных: синтоизм, буддизм, дзен, даосизм, конфуцианство и христианство. Дзен и конфуцианство скорее философии, буддизм с даосизмом тоже не дотягивает до религии, христианство скучное, а синтоизм вообще язычество.

Жёстко отрицать все «чужие» религии нереально тяжело: слишком высокая конкуренция. Поэтому японцам приходится верить понемногу во всё. И даже больше: ходить в разные храмы на разные ивенты.

Религия — это бизнес.

Бывают и типовые элементы. Например, это омикудзи — листочки с предсказаниями. Весёлая штука, встречается в буддийских и синтоистских храмах.

Пруды с карпами кои встречаются только в синтоистских храмах.

Зато у буддистов крутые кладбища.

В общем, в зависимости от обстоятельств можно выбирать, в чей храм ты сегодня пойдёшь. Очень удобно, если умеешь усилием воли пропускать мимо ушей взаимоисключающие параграфы.

Графическое расписание работы магазина. Эстетично и наглядно.

Наконец добрался до того, что больше всего хотел посмотреть в этом городе — большой океанариум Kaiyukan. Экспозиция начинается с верха здания, где живут наземные животные, только питающиеся под водой.

Кто-то чиллит.

Кто-то в полной боевой готовности.

Маршрут постепенно спускается всё ниже, и рядом уже плавают косяки рыб и скоростные дельфины. Ты рассматриваешь из стеклянного тоннеля их, а они — тебя.

Ещё глубже находится самый большой аквариум из всех, что здесь есть. Он достаточно большой, чтобы пара больших китовых акул, десятки тигровых, целая куча скатов и самых разных других представителей подводного мира чувствовали себя просторно.

Только по высоте он уже состоит из 8 этажей. И ты спускаешься всё ниже и ниже, пока не доходишь до самого дна, где на тебя вопросительно смотрят прилёгшие отдохнуть рыбки.

Ниже находятся «одиночные камеры» для медузок и других существ попроще.

Ещё есть холодные секции специально для тусовки из Антарктиды.

А на выходе можно погладить по спинке маленьких акул и скатов. Ня!

К концу моего пребывания в Осаке первое впечатление немного затёрлось. Здесь есть достаточно много милых мест и в конечном итоге я уж точно не жалею, что приехал сюда. Конечно, это не отменяет серость городского пространства вне центра, но посетить этот город при возможности явно стоит.

Кобе

Так выглядит город мафии. Не мафиозный, как соседняя Осака, а именно город мафии. В Кобе у якудзы штаб-квартира, все их важные встречи, сходки и мероприятия проходят здесь.

На колесе обозрения лучше не кататься: сверху открывается вид индустриальных сооружений, растянувшихся на много километров вдоль всего города.

Вот здесь немного видно, что прямо за главной набережной в центре города сразу же начинаются баржи и грузовые краны. Представителей мафии в толпе видно сразу: ходят стайками в деловых костюмах, жестчайшая дисциплина, из-под рукавов выглядывают татуировки.

Кстати, о татуировках. Японцы их не делают. Ну максимум одну маленькую где-нибудь, но вообще это привилегия якудзы, те забивают всё тело. Поэтому японцы реально напрягаются, когда видят иностранцев с татуировками.

Мороженое-окорочка со вкусом кофе. Самое странное мороженое в моей жизни.

Своего рода landmark города. Ночью все грани подсвечены неоном, выглядит очень круто, а днём что-то такое.

Воздушные змеи.

Очень жарко, улицы практически пустые. Что странно, плитка под ногами при этом не раскалённая и не прожаривает твои ступни через обувь, она просто тёплая.

Не представляю, что это и зачем, но на этой улице много борделей.

Семья устроила пикник на заброшенной пристани под грузовой эстакадой. Судя по тому, что тень эстакады метрах в 30 от них, висят они тут уже давно. На краю пристани похожие на бездомных рыбаки ловят рыбу и улыбаются странному иностранцу беззубыми ртами.

Окраины города выглядят ещё более невзрачно, чем в Осаке. Еду к заводу одного из крупнейших производителей саке, у них там музей. Прохожие с недоумением смотрят то на меня, то на мои ролики. Европейцев здесь нет вообще.

Оказывается, это всего лишь один из многих заводов саке в этом райончике. И даже не только у них есть музей. Но в этом музее рассказывают именно о традиционном производство саке, а не просто демонстрируют кучу промышленных роботов и ленты конвееров.

Возле каждой инсталляции интерактивный дисплей, рассказывающий на выбор на японском или английском и показывающий процесс в жизни.

Рис шлифуют, промывают, замачивают, и только затем готовят на пару.

В варёный рис добавляют плесень, воду и дрожжи и всё это начинает бродить.

Когда вся эта дичь перебродит, её много раз процеживают, пока жидкость не станет прозрачной и затем упаковывают в прикольные бочонки. Кстати, раньше саке производили только в синтоистских храмах, и традицию мило расписывать бочонки предприимчивые алкобароны переняли у монахов. «Во-первых, это красиво».

Саке после нескольких месяцев выдержки отправляется по всему миру. На выходе из музея можно попробовать разные сорта их продукции. Всё бесплатно, как вход в музей, так и дегустация, но стоит только попробовать потрясающие фруктовые ликёры на основе саке, как в тебе тут же включается Фрай из «Футурамы» и ты уже стоишь возле кассы с парой бутылочек и лицом «Shut up and take my money».

Так выглядит центральный проспект в этой части города. Хорошо тут у вас, но пока.

Нара

Изначально я не собирался в этот город. Но моя знакомая сказал, что если я буду в районе Киото, то я ОБЯЗАН сюда заехать. Об этом городе я знал только то, что Нара была первой столицей Японии.

Поэтому то, что я увидел, оказалось большой неожиданностью.

По улицам города гуляют олени.

Причём эти ребята совершенно ручные, можно их погладить, покормить, поиграть с ними.

А вот так выглядит самое большое деревянное здание в мире. Этому храму уже около 1300 лет.

Внутри статуя Будды высотой 15 метров, примерно как пятиэтажка, и весом 500 тонн.

Пытаюсь разгадать древнее послание. Мне кажется, я близок к ответу.

«Благодарим за визит, заходите к нам ещё».

Забавно видеть такой предупреждающий знак не где-нибудь на шоссе в скандинавском лесу, а в самом центре города.

А ведь для местных это обычная прогулка по городу.

В Наре сохранилось достаточно много старых храмов. Туристы целенаправленно перемещаются от одного к другому, олени праздно слоняются между ними. По этой классификации я был больше оленем, чем туристом.

В старом центре улочки узкие, вечером кипит торговля, люди ужинают в изакайях. Здесь очень много европейцев, прямо неуютно как-то становится. Мы своим любопытством превращаем аутентичные города в человеко-зоопарки.

А за пределами центра это самый обычный город.

Киото

Здравствуй, город тысячи храмов. Повезло тебе в 46-ом.

Мой рёкан оказался на окраине города, в традиционном домике, с низкими столами, татами, футонами, баней-онсэном и утонувшим в зелени двориком. Утром начался ливень, который длился всё время, что я провёл в Киото.

Поехал на метро и пропустил свою станцию. Ну, с кем не бывает.

Прогулявшись по округе и осознав, что станция на полном серьёзе находится среди гор, на которые без хорошего снаряжения и в сухую погоду-то не залезешь, решил вернуться на свою станцию.

Бамбуковый лес на окраине Киото. Прикольно, но горы мне понравились больше.

Из-за дождя особо не полазить нигде не получилось бы, так что я покатался на старом поезде среди всей этой някоты.

Ползу в центр. Шоссе ничем не выдают особенности города, но буквально за каждым вторым забором — синтоистский храм.

Апартаменты сёгуна.

Пожалуй, самая скромная из всех виденных мной резиденций людей, обладавших такой же властью. Мудрость измеряется не золотом.

Изысканный вкус — тем более.

Всё это вместе называется замок Нидзьо.

Ливень не прекращается. Качество тротуаров местами оставляет желать лучшего.

Иностранцы фрустрируют от велопарковки возле знака, запрещающего парковку великов.

Совсем рядом с замком сёгуна находится дворец императора. Реальными правителями в стране были генералы-сёгуны, хотя по легенде император у них — потомок бога солнца Аматэрасу, поэтому для впечатления династии солнцеликих им приходилось строить нечто неземное.

Например, парк вокруг дворца просто огромен по меркам японской плотности населения.

Чтобы поддерживать парк в хорошем состоянии, обслуживающему персоналу нужны целые базы на территории.

Санта-Барбара с местным колоритом.

Но что самое обидное, вход во дворец закрыт. Действующий император живёт в дворце в Токио, здесь никого нет. Но всё равно пускают только группами с экскурсией и бронировать всё это нужно заранее. Ох.

Окраины города здесь атмосферные: куда ни пойди, везде горы. На склонах спрятаны многочисленные храмы и пагоды.

Тропа философа. Ливень снова усилился, поэтому я был единственным человеком, который там гулял. Знакомая японка говорила мне, что каждый находит там что-то своё и возвращается с впечатлениями, не похожими на впечатления других.

И она была права. Меня больше всего впечатлили карпы, плывущие против течения. Но течение оказалось достаточно сильным, и все их усилия уходили на то, чтобы их просто не унесло назад. «Ну а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место нужно бежать вдвое быстрее».

От тропы постоянно идут ответвления, ведущие к… Догадываетесь?

Ну да, это было очевидно. Естественно, к храмам.

Впервые вижу такое ограничение. Но почему?

Гигантские железобетонные тории. О_о

Храмов много не бывает.

Добрался до Гиона — квартала гейш. Туристов, правда, на порядок больше, чем их.

Богатые японцы снимают гейш и… пьют с ними чай или слушают, как они играют на музыкальных инструментах. А вы что подумали?

Обучение древнему ремеслу полностью построено на наставничестве. Вообще «гейша» переводится как «человек искусства», но кроме искусства у них есть ещё одна роль — хозяйка. Гейш приглашают организовывать банкеты и прочие официальные мероприятия.

Работают они вот в таких вот о-тяя — чайных домиках. Иногда отяя маленькие, на одного-двух человек, иногда достаточно большие, чтобы провести в них деловую встречу или конференцию.

И если даже днём улочки в старом центре выглядят мило, то с наступлением темноты они становятся просто потрясающими.

Нигде в Европе у меня не было такого сильного ощущения, как будто попал в маленький сказочный город.

Через весь старый центр проходит одно большое шоссе, тротуары которого отдали на растерзание торговцам.

Но стоит только сойти с него в одну из узких улочек — и начинается что-то изумительное.

Йокогама

Йокогама — город-спутник Токио, но мне рекомендовали съездить сюда и убедиться, что это уже давно не спутник, а самостоятельный центр цивилизации.

Довольно быстро понимаешь, что это город, полностью принадлежащий тяжёлой промышленности.

Ведущие японские машиностроительные корпорации, известные во всём мире, собрались в одном месте. Идёшь по улице и видишь огромные здания всяких Mitsubishi, Nissan, Chiyoda…

Район, где собрались все эти монстры, называается Минато Мирай 21, что означает «морские врата в будущее». А 21 — это номер века, в котором будущее должно было наступить. «Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено». Увы, японцы не учли динамику Китая и вместо первой экономики мира они стали третьей. Будущее оказалось в руках их вечных противников.

А вы думали, Mitsubishi только по земле ездит?

Как бы не так. И это только средства передвижения. На полях стоят ветряки Mitsubishi, дно океана исследуют подводные зонды Mitsubishi… Догадываетесь, чьи спутники летают на орбите нашей планеты? И это касается не только одного этого бренда. Спросите у Google, чем ещё занимаются японские компании Nikon, Canon, Sony, офисы которых расположены тут неподалёку, помимо их основной деятельности. Вы будете удивлены их вкладом в индустрию.

Однако изначально Йокогама был (и остаётся по сей день) самым большим портом страны. Порядка 20% всего товарооборота с внешним миром проходит через этот город. Неудивительно, что практически вся береговая линия судоходна.

А так выглядят новостройки в этом районе.

Если вы думаете, что это колесо обозрения с часами, вы крупно ошибаетесь. Это Cosmo Clock 21 и это часы с колесом обозрения. Не наоборот, это важно. На момент постройки, в 1989 году, это было самое большое колесо обозрения в мире. Потом появились всякие London Eye с Singapore Flyer, но терять статус было не так уж обидно, потому что колесо обозрения — это второстепенное, самое главное — это всё равно самые большие часы в мире. Owned! Я же говорил, что часы тут самое главное.

Круизный терминал города, Осанбаши.

Официально это обычный объект всё того же проекта «Минато Мирай 21».

Но по моему скромному мнению, это самый потрясающий круизный терминал из всех, что я видел.

Вот уж действительно морские ворота в будущее.

А вот тут — полная противоположность всего японского хай-тека. Это чайна-таун, причём один из самых крупных в мире. И здесь не любят эти ваши высокие технологии.

Здесь любят всё яркое и сверкающее.

Здесь любят покушать.

Здесь резиденция самого удивительно супергероя современности. Знакомьтесь, неотразимый Человек-пельмень.

А, ну ещё здесь любят панд. Вообще суть всего происходящего в том, что много китайцев-иммигрантов работает в тяжёлой индустрии. Там, где японцы работать не хотят.

Китайский квартал находится в центре города, и тем удивительнее выходить из него на широкие проспекты, чистые улицы. Здесь даже воздух чище, никто ведь не жарит мясо на улице. Сумасшедший контраст. Я думаю, японцам очень неуютно оказываться в других промышленных азиатских странах, типа Китая или Индии.

Прямо на набережной обнаружил парк, тонущий в цветах и зелени.

Возле парка припаркован один из трёх океанских лайнеров, участвовавших в атаке на Перл-Харбор. Только Hikawa Maru удалось выжить в ответной мстительной мясорубке, и то только за счёт того, что он был плавающим госпиталем и американцы не решились потопить целый корабль раненых и больных. Сейчас это музейный экспонат.

За промышленной застройкой уже практически не видно Токийский залив, ради вида на который эта обзорная площадка обустраивалась. Скоро будет как в Китае: поднимаешься на обзорную площадку, смотришь на затянутое смогом небо и тебе дают фотку вида, который бы открывался, если бы смога не было. Только вместо смога здесь бетон, и он никогда не развеивается.

Решил покататься на роликах и офигел от рельефа в этой части города. Столько времени подряд я ещё не тормозил.

Мне кажется, парки — фишка этого большого индустриального города. Но этот крохотный парк оказался особенным из-за одной маленькой детали.

Лавочки вдоль тротуаров здесь развёрнуты в противоположную сторону. И это оказался потрясающий ход, потому что вместо прослеживания гуляющих людей глаза отдыхают на ничем не захламлённых газонах или даже небольшой роще. Практически то же самое, но ощущение личного пространства от такого хода увеличивается на порядок. По-моему, это гениально.

А это самый крутой парк города, Санкэйэн.

Весь парк построен одним богатым предпринимателем по имени Хара Томитаро.

Он ездил по регионам Японии и за бесценок покупал у местных жителей ветшающие исторические здания, транспортировал их в свой родной город и здесь реставрировал. К примеру, эти здания приехали из Камакуры, это небольшой городок совсем рядом, буквально в 15 километрах.

А вот эта трёхъярусная пагода приехала из Киото, где я был всего пару дней назад, это уже за 350 км отсюда.

Забраться на самую высокую точку в этом парке оказалось не лучшей идеей. Здесь открывается панорамный вид на реальную Йокогаму.

Будда в доле.

В очередной раз убедился, что японские парки потрясающие. Нам бы у них как-то поучиться, а то творения Киевзеленбуда с завидной регулярностью вызывают у меня когнитивный диссонанс.

Очередь на поезд в час пик. Японцы не любят толкаться и ехать как селёдка в банке, поэтому пока ждут поезд, организованно выстраиваются в очереди, затем заходят аккуратно и проходят вглубь вагонов, чтобы всем было комфортно.

Еду обратно в Токио. Мне казалось, я немного соскучился по этому городу, но чуть позже я поймал себя на ощущении, как будто еду домой. Очень странное чувство.

Токио

Модернизм в Синдзюку. Чистая геометрия.

Наверху кипит корпоративная жизнь, а внизу — очень непарадная.

Непарадный деловой центр.

Дорожные работы с местным колоритом. А почему бы и нет, могут себе позволить.

И тут снова тотальная трансформация окружающего пространства.

Всего в 5 минутах от меня находится плотнейшая городская застройка с небоскрёбами, нагруженные трафиком улицы. А здесь полная безмятежность.

Синдзюку Гёэн — один из самый больших и посещаемых парков города, но в то же время здесь нет никакого пафоса по этому поводу, максимум ещё более аккуратно подстриженные кустики.

Всё та же ключевая характеристика — здесь до безобразия мило. Вот уж действительно место, куда хочется возвращаться снова и снова.

Едем дальше.

Гигантский парк, посвящённый императору Мэйдзи. По размерам «тропинок» можно догадаться, что это самый большой парк в Токио. Самое интересное, что его построили местные жители по собственной инициативе: дело в том, что Мэйдзи был очень нетипичным императором. Он резко прекратил длившуюся уже 200 лет политику самоизоляции страны и начал активно устанавливать дипломатические связи со всем окружающим миром, а внутри страны тем временем под его контролем произошла индустриальная и затем социальная революция. Короче говоря, придя к власти в отсталой, бедной феодальной стране, он оставил её одной из сильнейших держав мира.

В центре парка находится столь же масштабный синтоистский храм. Я уже говорил, эти ребята на полном серьёзе считают, что император — прямой потомок бога солнца.

На выходе из парка в сторону Сибуи установлены стенды с бочками бургундского вина — дружеский подарок Франции открывшейся миру Японии.

А напротив — цветастые бочонки саке, подаренные храму Мэйдзи другими синтоистскими храмами, которые его производят.

Сразу за парком начинается район безумной уличной моды Харадзюку. По воскресеньям здесь собираются на еженедельный косплей особо упорото одетые подростки, а всё остальное время люди ходят здесь по многочисленным магазинчикам, торгующими клёвой одеждой, обувью и разными аксессуарами.

Цены здесь ощутимо ниже (хотя всё равно завышенные), чем в Сибуе, но что самое главное — здесь достаточно много и мужской одежды. Дело в том, что традиционная японская семья — муж работает, жена занимается домашними хлопотами и при этом всецело распоряжается доходами, поэтому обычно большая часть стаффа ориентирована именно на девушек, готовых активно тратить деньги на всё миленькое.

В Харадзюку всё по-другому. Здесь сразу чувствуется, что это район молодёжной моды, с отрывом от традиций и отчаянным стремлением к глотку свежего воздуха.

Никогда не видел столько стикеров в одном месте. Идеального качества, с защитой от выгорания на солнце, мягким глянцем и, что примечательно, абсолютно все авторские. Просто как пример подхода.

Наткнулся на удивительную по сочетанию уют-вкус-цена кофейню, оказавшуюся по совместительству ещё мастерской кастомных байков и концепт-шопом. Кстати, японцы делают самый вкусный кофе в мире: где бы я его не пробовал, хоть у хипстерского стенда, хоть в больших кофейнях, он везде был изумительно вкусным, оставляя ароматную жидкость из Италии далеко позади.

Решил ещё поэкспериментировать и попросил милашку-бариста сделать мне его любимый напиток. В итоге получил самый вкусный матча-латте в моей жизни. Никогда не думал, что его можно сделать настолько вкусным.

Район молодёжной моды Харадзюку плавно перетекает в дорогой Омотесандо. Ну, здесь хорошо видно, кто целевая аудитория.

Эскалатор в другое измерение.

Очень жалею, что не снял это на видео. Изнутри вход в торговый центр выглядит как большой калейдоскоп, и когда люди проходят мимо него, то появляется такое ощущение, будто они роятся везде вокруг тебя. Непередаваемые ощущения, эдакий человейник.

На крыше Старбакс и чудесный панорамный вид на город. Идеально.

Сибуя, центр всей японской моды. Концентрация больших торговых центров с милыми вещами здесь зашкаливает. Передо мной Shibuya 109 — одновременно молл и объект поклонения: здесь продаётся крутейшая одежда, всё по довольно высоким ценам, исключительно для девушек, причём по размерам только на идеальную фигуру (впрочем, как у большинства японок). Мне кажется, страшненьким посетительницам это место может просто похоронить их самооценку.

Мне 21 и я иду по моллу «Навсегда 21». Чувствовал я себя из-за этого как-то глупо. Тем не менее, нашёл здесь пару вещей для себя.

Национальное соревнование «выжать максимум»: Loft — восьмиэтажный магазин подарков. Единственная проблема таких мест заключается в том, что купить хочется всё.

Японцы не любят дарить срезанные цветы. Отчасти это связано с тем, что они верят, будто в каждом растении живёт душа, и, следовательно, срезанный цветок — бездушный подарок, символ скрытого безразличия.

Кроме того, живые цветы станут частью домашнего пространства, таким образом, ваш подарок надолго останется с этим человеком, а не будет выброшен через несколько дней.

Пожалуй, самая известная собачка в мире. Прошло уже 80 лет, но уже бронзовый Хатико всё ждёт возвращения своего хозяина.

Тот самый сумасшедший перекрёсток, который мелькает во всех произведениях о современной Японии, от голливудского «Форсажа» до бесчисленных анимешек. Светофоры со всех сторон одновременно переключаются на зелёный и за секунды пустая площадь заполняется огромным количеством людей, а спустя ещё несколько секунд она снова пустеет и затем по ней уже едут машины. Считаю, что это своего рода аналог киотской «тропы философа» по смыслу происходящего.

Во все стороны от перекрёстка торговые центры, бутики и другие магазины. Иногда обойдя весь молл, можно сразу перейти в другой, не спускаясь вниз.

Интересное противоречие: ты экономишь, полностью отказываясь от официантов и какого бы то ни было сервиса (блюда доставляются на конвейере), а вместо пренебрежения у тебя становится на порядок больше посетителей. Остаётся добавить, что еда в наших суши-барах даже после обеда с такого конвейера кажется вообще какой-то сухой и несвежей. А уже после одного хорошего ресторана на нашу «японскую кухню» будет трудно смотреть без иронической ухмылки.

Раньше не понимал, что некоторые находят в этих в грязных неоновых улочках, где люди выглядят как копошащиеся муравьи.

В реальности это всё оказалось невероятно атмосферно. Во всех этих улочках есть особый шарм, особое настроение. Это надо было прочувствовать на себе.

Утром захотелось чего-нибудь волшебного, а поскольку дело было в Токио, где координаты сказочных мест люди ищут в Google, я быстро нашёл кое-что и уже через 20 минут был в метро. Станции здесь очень длинные, у поездов множество вагонов, всё рассчитано на большой пассажиропоток.

Тем самым сказочным местом был музей «Studio Ghibli» (авторов «Унесённые призраками», «Мой сосед Тоторо» и пр.), который к моем ужасу оказался закрыт на реконструкцию аккурат до даты моего отъезда.

Отправляюсь изучать улочки этой окраины города. На маленьких уютных улочках так тихо и спокойно, будто это совсем не в мегаполисе.

Вместо сказочной выставки нашёл сказочный парк.

Неплохая замена, надо признать.

Ну, я уже говорил, какой щенячий восторг у меня вызывают эти маленькие няшные парки? Да? Ну ладно, скажу ещё раз.

Они невероятные!

Добрался наконец до Шимокитадзавы, которую уже столько раз видел в иностранных гайдах в качестве хипстерского района. У меня уже было начало складываться впечатление, будто я могу пропустить что-то важное.

На деле всё оказалось гораздо прозаичнее. Здесь нет сотен крутых кафешек и барчиков, нет дизайнерского стаффа, нет ничего, что у меня ассоциируется с хипстерским районом. Зато здесь много магазинов, где можно купить нужные вещи и повседневную одежду, поэтому его любят местные.

Случайно заметил расписание уборки мусора и у меня случился момент осознания. Дело в том, что в Японии нет уличных мусорных баков как таковых, люди не выбрасывают мусор, а носят с собой. Оказывается, дома его сортируют и соответствующий день нужный вид мусора забирает машина.

Ищу ещё одно сказочное место. В Шимокитадзаве нет каких-то внятных вывесок, ведь кому надо уже знают и так, кто интересуется — находит по вот таким вот намёкам. 🙂

Вход в кроличье кафе.

Здесь свой маленький волшебный мир. Некоторые пушистики отдыхают в уголку.

Часть кроликов сидит в клетке. Потом часть выпускают, а вместо них в клетку отправляются отдыхать уставшие кролики.

Зато тех, кого выпустили, носятся как угорелые, запрыгивают на ручки, играют с посетителями.

За символическую плату можно купить немного еды для них. Это сразу +20 ко вниманию от голодных скачущих милашек.

Без вариантов, это самое няшное заведение за всё время в Японии.

Префектура Тиба

Хорошо, что Уильям Гибсон никогда не был в столь ярко описываемом им городе Тиба.

Город находится на таком же удалении от Токио, как и Йокогама, но является его противоположностью насколько это вообще возможно.

Киберпанк здесь наступит очень нескоро.

Появившийся здесь в 80ые монорельс был символом технократических перемен.

Но что-то пошло не так и получилось просто захолустье. Не верьте научной фантастике, они всё выдумывают. 🙁

Добрался до городка Исуми, набережная которого — уже Тихий океан. По городу встречаются характерные предупреждающие знаки «Опасайтесь цунами». Здесь начинается мой марафончик.

В планах объехать по периметру по побережью океана всю префектуру, порядка 100 км на роликах. Here we go.

Спустя несколько часов езды по лесному шоссе, добрался до городка Ондзюку. И внезапно увидел перед собой океан. А меня внезапно увидели катавшиеся на сёрфе ребята и начали расспрашивать, откуда я приехал, каково вообще на роликах ездить по дороге, куда еду, и были настолько поражены ответами, что решили накормить и позвали к себе переночевать в трейлере. Как после этого можно не влюбиться в этот народ?

Собственно, вот так переживают цунами там, где они происходят регулярно. В многоэтажках первого этажа нет, а на втором уже полностью безопасно.

Внезапно оказалось, что маленький городок Ондзюку — это место, где европейцы в лице испанцев впервые высадились на территории Японии. Вот уж сюрприз получился.

Деревни вдоль побережья. Качество покрытия по-прежнему отличное. В деревнях нет многоэтажек, поэтому на набережной высокая стена, о которую разбиваются большие волны, не «слизывая» домики жителей.

Иногда дорога срезала какой-то полуостров и начинала выглядеть как автобан. В такие моменты чувствуешь себя немного странно, перемещаясь на своих двоих.

«Осторожно, сумасшедшие жирные белки».

На одном из многочисленных дорожных указателей увидел кое-что странное. Передо мной была Кацуура, дальше была Убара, но, подождите-ка, что это ещё за Утопия?

Если что, utopia переводится с латыни как «место, которого нет». От смятения я решил пойти искупаться.

Не представляю, что тут написано, но этот дедуля меня пугает.

А всего через несколько сотен метров начинается тоннель, у которого почему-то нет дублирующих велодорожек. Мимо проносятся автомобили, а я вспоминаю дедулю с нимбом и стараюсь прижиматься поближе к краю дороги.

Да, ребят, вы выбрали отличное место, чтобы построить храм. Пойду помолюсь богу смекалки.

Так выглядит крохотный японский городок Кацуура. Нашим провинциям даже до их мелких посёлков далеко.

Дорожные знаки продолжают меня радовать.

Кто-то разрисовал весь переходный тоннель рыбками, медузами и водорослями, превратив его в длинный рисованный аквариум. Получилось круто.

Ещё одна тихая японская деревня.

Развлечений здесь не так много. В восемь утра куча людей гуляют по каменистой набережной и собирают моллюсков.

Множество маленьких рисовых полей, просто чтобы не покупать рис втридорога.

Центр деревни.

Похоже, кто-то вдохновился работами Хундертвассера и построил себе домик в таком же стиле. Не «бетонными коробками» едиными!

В Камогаве обнаружил свалки вещей, вытащенных со дна океана неподалёку от города. Люди потом сортируют все находки, вторсырьё отправляют на переработку, что-то на экспертизу, что-то на помойку.

Добрался до Хама-Канайи, набережная которого уже не океан, а Токийский залив. А обещанного десятками километров ранее дорожным указателем города Утопия я так и не встретил. Похоже, это действительно была чья-то остроумная шутка.

Решил пересечь залив на пароме и прокатиться ещё напоследок по противоположной его стороне до аэропорта, откуда у меня вечером самолёт.

Йокосука

Заповедные леса и красота природы сменяется индустриальными пейзажами. Это Йокосука, здесь одни заводы, фабрики и флот. Флот ВВС США. Да-да, окупация закончилась только формально, американские войска здесь стабильно с 1946 года. Теперь, правда, в роли союзников, но мы-то знаем.

Не представляю, что это, выглядит как очередной странный морской идол.

Очень крутая плитка, создающая большие волны. Выложено идеально ровно, поэтому реализация не подкачала.

Покровитель одного из синтоистских храмов.

Кто-то решил засеять огромный пустырь в центре одного из районов Йокосуки тюльпанами.

Ох, и наконец я в аэропорту. Через полтора часа я уже буду лететь ночным рейсом домой, пытаясь осознать, какую же крутую страну я открыл для себя.

А теперь и не только для себя.