Греция. Ожидание/реальность

28 августа 2017

Итак, Греция, колыбель европейской культуры. Как-то ещё со школы у меня в голове накопилось значительное количество мифов о том, что из себя представляет эта страна. А поскольку я не очень-то люблю пребывать в заблуждении, то решил взять, съездить и посмотреть правде в глаза. Тем более, билеты недорогие попались. 🙂

Курс на север:

Ираклион

Если честно, я думал, что все греки одинаковы, и, следовательно, города на острове Крит не должны сильно отличаться от городов на соседнем острове Кипр. Знаете, с людьми такое бывает, что они вместо выводов из увиденного просто ищут подтверждение своим теориям. Так вот, поначалу мне казалось, что я прав и всё такое.

Но довольно скоро пришлось признать, что я ошибался. Крит выглядит намного живее и современнее.

Коммунистический фестиваль с декламацией произведений Ленина и Владимира Маякофски? Блин, к такому жизнь меня не готовила.

Мне кажется, слово «супермагазин» отлично демонстрирует динамику развития современного греческого языка.

Тренажёрка бойцовского клуба, походу.

Судя по всему, здесь очень культурные вандалы: вместо того, чтобы на заброшенной машине проколоть шины или стёкла разбить там, они всего лишь пишут A.C.A.B. («Все копы ублюдки»).

Центр Ираклиона оказался огромной цитаделью, окружённой пятиметровыми крепостными стенами, которые идут по его периметру и прерываются только у самого моря.

Нет, серьёзно, это выглядит реально мощно.

Причём это не достопримечательность с толпами туристов, как это обычно происходит, а норма жизни здесь.

В городе мнооого скутеров. И ещё мотоциклов.

Не знаю, что тут происходит, но мне определённо нравятся надписи на этих рисунках: «Мы надеемся», «Помогите», «Кризис». Класс!

Случайно наткнулся на городской рынок. Вроде бы обычный рынок, но здесь подозрительно много морских губок продают.

Очень много морских губок. Странно, короче.

Грустно видеть, когда красивые фасады залепливают топорными рекламными баннерами.

Но в целом с этим здесь не так уж плохо.

Православная церковь. У нас они тоже так выглядели раньше, это потом под влиянием католицизма появились элементы роскоши вроде золотых куполов и отделки. Греческие скрепы на этом фоне выглядят более трушными.

Улица Минотавра.)

Похоже, написать «Аптека» владельцам показалось слишком банальным, так что они не смогли упустить шанс засветиться в Neyalieto.

А вот так город обычно видят местные жители.

Иду к морю. Странно как-то видеть заброшки в самой, казалось бы, оживлённой части города.

То чувство, когда алфавит твоего языка основан на греческом, и ты понимаешь, что «Идиотико» совсем не переводится как «Парковка „Атлантида“». Я долго пытался разобраться, в чём тут дело, и оказалось, что идиотами в Греции изначально называли индивидуалистов, не участвующих в выборах и прочих демократических процессах, которые потом непосредственно влияли на их собственную жизнь. Символично, конечно, мы использовали это слово для глубокой степени умственной отсталости, но современное значение греческого слова «идиот» — это «частное лицо». То есть, «идиотико паркинг» — это как бы просто «частная парковка», а не то, что мы все сейчас думали.

С моря дул неслабый ветер, иногда поднимающий волны, которые по достоинству оценили бы сёрферы.

Старый венецианский порт используется в основном для частных лодок и катеров. Большой торгово-транспортный же находится вне пределов старого города.

Инструкция о том, как правильно выбрасывать мусор.)

Зашёл посмотреть на Музей истории Крита. Вот так выглядит схема крепости Ираклиона, которую я бледно пытался описать в начале. Жаль, что прямо возле города находится аэропорт, и поэтому дроном нельзя достаточно высоко летать, чтобы снять это вживую.

Примечательно, что ребята используют инвертированную карту: мы привыкли выделять сушу как некую сущность (а море воспринимать как пустоту), тогда как островитяне белым отметили именно море. С какой-то стороны логично, по морю ведь комфортно перемещаться, а суша наоборот является сложной преградой, где нужно учитывать рельеф, местных туземцев и прочее, но лично мне было сложно воспринимать именно такую карту везде.

На фото плохо видно, но там каскадами течёт вода. В штуке, которой пару тысяч лет, и которую по идее нужно беречь от влаги. Но с другой стороны показать античные технологии в действии — разве оно не стоит того?

Пираты Средиземного моря. Чего греха таить, они реально здесь были.

Last look at Eden.

Кносс

Центр посёлка — один большой рынок сувениров.

Но если пройти немного дальше, то начинаются совершенно уютные улочки, населённые невероятно гостеприимными людьми.

Пытаюсь найти точку повыше. Это оказывается несложно, ведь Кносс расположен на холмах.

Наконец нашёл достаточно высокое место, откуда можно управлять дроном настолько издалека, насколько захочется. На этом снимке видно где-то 4/5 всего посёлка. Совсем небольшой.

Но Кносс не всегда был таким. Порядка 4000 лет назад это был главный город минойской цивилизации, которая в конечном итоге дала начало всей древнегреческой культуре, какой мы её знаем, основавшей все основные науки типа математики и физики, ну и кучу всего ещё. А конкретно здесь находился Кносский дворец, который помимо прочего был концентрацией инженерной мысли покруче современного ЦЕРНа. Ну, для примера, здесь были спроектированы и реализованы водопровод, вентиляция, канализация, отопление, искусственное освещение, ну и вишенка на торте — всё это было многоэтажным. Погуглите в каких шалашах и землянках люди жили 4000 лет назад, чтобы осознать каким космолётом «Андромеда» были минойские города для современников.

Но, пожалуй, об одной из частей Кносского дворца вы и так хорошо знаете. Здесь на нижних этажах был расположен тот самый лабиринт Минотавра, который до самого XX века считался просто очередным древнегреческим мифом. Но, как оказалось, лабиринт реально существовал, хотя обитал ли там мутант-людоед (или что-то подобное) мы, скорее всего, уже никогда не узнаем.

Но это ещё не всё. Где-то в километре от лабиринта археологам удалось найти развалины ещё одного дворца, принадлежавшего, как выяснилось позже, дочери царя Миноса. Думаю, её имя вы тоже знаете. Её звали Ариадна.

Пирей

Если спросить любого грека что такое Пирей, он вам без заминки ответит — главный порт Греции.

На фото видна где-то пятая часть всего порта, но даже этого достаточно, чтобы ощутить масштабы. Девятиэтажные корабли с водоизмещением в десятки тонн здесь кажутся просто небольшими лодками, забившимися в уголок терминала.

Иногда встречаются большие частные яхты, но в основном сюда заходят рейсовые лайнеры и грузовые баржи.

Естественно, очевидное промышленное назначение порта не может не накладывать свой отпечаток на городскую среду.

Когда в XX веке люди искали чем бы подчеркнуть индустриальный вектор развития местности, то чаще всего их выбор падал на брутальный советский функционализм. Греки не стали изобретать колесо и тоже пошли по этому пути. Если бы не греческие названия вокруг, то было бы сложно отличить этот город от какого-нибудь беларуского райцентра.

Хотя иногда мне казалось, что было бы немного легче на душе, если бы я не понимал греческих слов. Потому что заведения с названиями вроде «Зоофилион» реально пугают.

Но на самом деле Пирей — это далеко не только большой порт. Стоит пройти чуть вглубь города и окружающая реальность начинает потихоньку преображаться.

Серость строгих офисных зданий разбавляется зеленью.

Да и сами они постепенно становятся менее мрачными и более современными.

Типичная улица жилого квартала. Много зелени на балконах, везде опрятные раскладные козырьки от солнца.

А ещё в Пирее есть старый порт. Он небольшой, но вот в нём уже припаркованы десятки частных яхт и небольших лодок, которым нет места в большом порту.

И вот где-то отсюда по моим впечатлениям начинается реальный город с живыми людьми, а не персоналом.

Жилые кварталы начинаются от побережья и плотно покрываются всю поверхность этого холма.

А примерно так выглядит вышеупомянутый старый порт с его вершины.

За счёт рельефа если не большинству жителей, то уж точно существенной их части такой вид доступен каждый день. Причём даже если ты живёшь достаточно высоко, всегда есть десятки коротких дорог напрямую вниз. Ну или вверх… как-то не хочется думать об обратной стороне медали.

Часто встречаются разные кафешки и рестораны. После того как утром в портовой части города я искал приличное место позавтракать, находя лишь бесконечные бутербродные, эта часть города казалась реально крутой.

В общем, ломаем стереотипы: Пирей — это далеко не только порт.

По другую сторону холма город вроде как продолжается, но там он уже настолько плотно сросся с Афинами, что на сегодня границы остались только на карте.

Более того, сюда дотягиваются длинные щупальца афинского метрополитена. Думаю, в частности по этой причине местные даже не ощущают себя так, будто живут в другом городе. Кстати, в метро здесь есть интересный момент: в вагон можно зайти с обеих сторон. Правда, чувствуешь себя немного неловко, ожидая поезд не на той стороне, где его ждёт большинство людей, хочется взять и перейти к ним. Иррациональное чувство такое, я с трудом сдерживался, мне до самого прибытия казалось, что я что-то делаю не так.)

Афины

Центральные части метрополитена находятся в буквальном смысле среди многовековых руин. И местным это не кажется чем-то особенным. Я не знаю с чем сравнить даже… Ну, например, это как если бы поезд Лондон-Бристоль по пути проезжал бы между камнями Стоунхенджа, а все такие: «Да что тут особенного-то? Ну проезжает, ну подумаешь…»

Но в этом, в принципе, и заключается главная прелесть Греции: они не стали заложниками собственной культуры, зацикленными исключительно на своей истории и сохранении её наследия. Напротив, это современная страна, и здесь хочется жить, а не просто приехать посмотреть на достопримечательности пару дней. Хотя эту опцию, конечно, никто не отменял.

Всеобщий чиллаут у какого-то неброского здания, которое при более детальном рассмотрении оказалось Парламентом Греции.

Как и везде в Южной Европе, самая популярная опция посадки в кафе — столики на улице. Иногда может казаться, что все заведения забиты просто битком, но довольно часто оказывается, что внутри при этом полно мест.

Лезу на холм напротив Акрополя. Во-первых, потому что отсюда должен быть крутой вид на город без толп туристов, а во-вторых, просто потому что у него красивое название — Холм муз.

По дороге наткнулся на маленькую церковь родом из 16-го века. У них там какая-то православная тусовка намечалась, флагов натыкали.

Наверху Холма муз находится могилка парню по имени Филопаппу. Ничего специфического, просто он любит здесь тусить, так что после смерти его сестра решила похоронить его здесь. Да, 2000 лет назад это было настолько просто.

К тому же Акрополь был здесь уже тогда. Может только, разве что, жилые кварталы внизу немного отличались по виду.

Конечно, от него уже не так много чего осталось, но даже одного храма Парфенона достаточно, чтобы понять насколько эпичен он был. А вообще интересная ситуация выходит: совсем неглупые люди ведь на полном серьёзе это всё строили, а теперь почему-то всем очевидно, что все эти Зевсы, Посейдоны и Афины Паллады — полная чушь. При этом в Иисуса или там в Аллаха верят до сих пор. Догадываетесь, да, что про нас будут думать потомки, рассматривая наши соборы и мечети?

И ещё одна потрясающая штука напоследок: вот этот амфитеатр — действующая уже более 1800 лет подряд концертная площадка. Серьёзно, сюда нельзя зайти посмотреть как на достопримечательность, но сходить на концерт или какой-нибудь фестиваль — элементарно. И, как вы понимаете, грекам это кажется совершенно нормальной ситуацией.

Нормальных тюрьм раньше не было, поэтому заключённых держали в пещерах, завалив вход камнем, который в одиночку невозможно было сдвинуть даже на сантиметр. В этом вот античном СИЗО, в частности, мотал свой срок небезызвестный парень по имени Сократ. А вот зачем они решётки поставили туда — я так и не понял.

Небольшой кусочек очереди за билетами в Акрополь. Ну, я его и так дроном со всех возможных ракурсов рассмотрел, так что тупить час-полтора под солнцем и платить деньги за билет, чтобы физически туда пойти и глянуть на то же самое под не самым удобным углом было бы просто глупо.

Просто сэндвичная, где ты выбираешь что хочешь положить внутрь из предложенных компонентов. Казалось бы, всё просто, но там только сыров где-то 30 видов, не говоря уж обо всём остальном. Я буду скучать, в общем.)

Наименее посещаемая туристами часть центра, находящаяся на юге от Акрополя и состоящая из треугольника районов Новый Космос — Кукаки — Петралона, оказалась самой уютной. И при этом рядом со всеми самыми интересными местами. В следующий раз планирую остановиться где-то здесь.

Офис Коммунистической партии Греции. Просто забавно, что они ещё живы.

А ещё в этом районе много подобных крутых кафешек. Жалко, в библиотеке у них ничего на английском не нашлось, а то я основательно тут залип бы.

Случайно наткнулся на магазин азиатских вкусняшек.

Музей Бенаки впечатляет размерами. Неплохо как для одной только греческой части всей частной коллекции основателя, не так ли?

Как вы уже поняли, античными штуками греков впечатлить сложно. Поэтому экспозиция здесь начинается с предметов «искусства», которым под 10000 лет.

Но вообще это круто. Я не представляю себе как ещё можно создать такое же ощущение понимания между людьми, жившими с разницей в несколько тысяч лет, если не через общие черты в чувстве прекрасного.

Античные же статуи и подобные штуки стоят вообще без защитного стекла. Можно подойти потрогать.) Недостаточно, мол, древние, чтобы их так оберегать.

Действительно много русских икон. Вот этот Иисус-бодибилдер — мой фаворит.

Падающему соколу с герба Рюриковичей (позже плавно превратившегося в герб Украины) зачем-то прицепили к хвосту крест. И всё это разместили сверху на золотой шапке. Надо признать, довольно нелепый предмет гардероба вышел.

Много картин эпохи османской оккупации.

Впечатляет даже сейчас.

«Энозис или смерть». Суть происходящего в том, что независимость от Османской империи получили не сразу все греческие регионы, и вот оставшиеся занимались этим самым энозисом — отчаянными попытками объединиться с новой Грецией.

Ничего не напоминает?)

В общем, действительно неплохой музей с большим охватом эпох.

Возможно, «Национальный парк» — не самое поэтичное название, но он действительно крутой.

Иногда гуляя по этим полу-лесным тропинкам можно наткнуться на маленькие озёра.

Или даже небольшой зоопарк.

Ближе к окраине всё вокруг становится всё более очеловеченным.

А ещё здесь можно поездить на машине. О_о

Храм Зевса Олимпийского. Вернее, то, что от него осталось.

Надеюсь, этот парень хотя бы копии клеит, а не каждое объявление заново пишет.

Наконец-то дошёл до Плаки — одного из самых старых и красивых районов Афин.

Кажется, это место оценил не только я.

Порядка 90% магазинов продают сувениры. Грустное зрелище.

Другой древний район — Монастираки. Кстати, вон та мечеть перед Акрополем — это та самая, для получения камня на постройку которой османы рушили потрясающие античные греческие храмы. В частности, от храма Зевса с фото выше осталось только несколько колонн именно благодаря им.

Кушать ночью вдвойне вкусней. 🙂

И ещё один старый район — Псири. Днём здесь толком ничего нет, а вот по ночам он просто оживает. Мне кажется, здесь много чего скрыто в этих домах помимо открытых для прохожих баров, и надо знать места, а не просто тыкаться вслепую.

Даже в обычно почти безлюдных сувлачных по ночам аншлаг.

А ещё тут всё разрисовано граффити. Причём не только тэгами, а и довольно интересными. Обычно это верный знак.

Салоники

Ммм, панельки в лучах рассветного солнца. Многообещающее начало.

Короче, первое впечатление от города было так себе.

Но стоило только дойти до набережной, как всё поменялось.

Площадь Аристотеля. Сомневаюсь, что он когда-то был в этом городе, в его время здесь была только небольшая деревня. Хотя, сейчас Салоники — это центр современного греческого региона Македония, так что ладно. Удивительно, кстати, что ничего подобного не сделала республика Македония: они любят причислять себе разных греческих деятелей того времени.

В центре вместо хрущовкиа копипастос — красивые греческие многоэтажки.

А среди них — 2000-летние развалины.

Ничего необычного.

Ротонда — многострадальная церковь, которую то грабили, то ломали, а при Османской империи так вообще превратили было в мечеть.

Сейчас стоит совершенно пустая, люди заходят посмотреть на сохранившиеся многовековые фрески.

Типичная улица в Салониках.

Профитроли с заварным кремом. Крема они не пожалели, так что благодаря астрономической калорийности один этот десерт заменил мне обед.)

Александр Македонский. По сравнению с исполинской статуей в Скопье выглядит просто крошечным.

Белая башня, символ города. Раньше вокруг неё на некотором расстоянии по периметру стояли столь же мощно выглядящие каменные стены, но всё это использовалось не для обороны, как можно было подумать, а как полномасштабная турецкая версия Лубянки, с тюрьмой и массовыми казнями инакомыслящих.

А фигуры для игры они, наверное, грузовиком привозят.

Зашёл в галерею современного искусства. Греки в тренде, делают непонятную фигню.

Грустно осознавать, но это примерно то, что для наших потомков займёт место античных амфор.

Сомневаюсь, что вы когда-нибудь серьёзно задумывались над тем, как выглядит килограмм пуха, но если вдруг что-то подобное случалось, то вот, он выглядит вот так.

Печати с портретами владельца вместо нечитабельных радиальных текстов.

Но настоящее современное искусство, конечно, живёт на улицах.

«Это фиаско, братан».

Когда решил срезать в спальном районе.

Наткнулся там дальше на греческую традиционную свадьбу. Шумно и многолюдно, как у нас.

И со всеми православными атрибутами, разумеется.

На вершине холма находится Кастра — один из старейших районов города. Его границы трудно не заметить, ведь со всех сторон он окружён большими крепостными стенами.

Жизнь за стеной выглядит немного иначе, чем снаружи.

А в центре района находится крепость Эптапиргио, сохранившаяся ещё с византийских времён.

Иду обратно к морю.

«Террасаки», «Обзорноплощадаки», «Подземнопереходаки»…

Понятно, что пытались показать улетающие по ветру зонтики одуванчика, но за счёт массивных оснований получилась какая-то замысловатая скульптура.

А ещё здесь очень красивые закаты. Вся набережная вдруг превращается в длинную обзорную площадку, где люди собираются, чтобы посмотреть на одно из самых простых, но в то же время одно из самых удивительных чудес природы.

Lo and behold.