Остров Сахалин

28 сентября 2016

Небольшое отклонение от маршрута Владивосток—Санкт-Петербург, вдохновлённое историей Чехова — на большой остров посреди океана, остров Сахалин. Посмотрим как живут русские на острове, который по всем законам логики должен быть в составе Японии, но по результатам WWII перешёл к нам?

Мой маршрут:

Ванино

На Сахалин можно попасть двумя путями: быстро на самолёте и как я.

Сначала проехав до самого побережья сквозь тайгу и горные перевалы порядка 500 км… Иногда встречались жалобные стайки фур, остановившиеся переждать холодную ночь в буквальном смысле in the middle of nowhere.

…затем просидев полдня в портовом поселке в ожидании парома, соединяющего материк Евразия с островом Сахалин…

Надо было видеть моё лицо, когда в подошедший наконец паром по предварительно состыкованным рельсам начал въезжать целый поезд. О_о

…и потом ещё часов 15 в каюте медленно плывущего советского монстра.

Забавно выглядит дублирование надписей на японском.

Эдакий традиционный российский ход с чисто показательным уважением к гражданскому населению завоёванной территории. Всё равно потом обрусеют же.

Земля!

Холмск

При японцах город назывался Маока. Стрёмный городок, единственным источником дохода которого является паромная переправа, которой он владеет.

Начиная с 70-ых Сахалину стабильно обещают мост. С появлением моста паром стал бы бесполезен, как и весь город, его обслуживающий. Собственно, здесь невооружённым глазом видно, что последние полвека население готовится к скорому концу.

Хотя безумные траты на свежезахваченный Крым дают холмцам надежду, что про сахалинский мост вспомнят нескоро.

Редчайшие островки жизни выглядят здесь совершенно чужеродно.

Центр города, площадь сами знаете кого. Десятки таксистов на советских и видавших виды японских машинах, хотя их услугами мало кто пользуется: город обходится пешком за полчаса.

Плакат как бы намекает, что досуг горожан особым разнообразием не отличается.

Разрушенный японский бумажный завод.

Японская же железная дорога. Оказалась настолько качественной и надёжной, что используется до сих пор.

Ловлю попутку, вдруг прямо из зарослей выезжает вот этот монстр. О_о Прикольный мужик, подвёз несколько километров по трассе до своего поселка, ещё напоил чаем, ну и собственно объяснил, почему Холмск таков.

Напротив его дома, кстати, живёт старый японец. Рыбачит, торгует снастями, а ещё его дом настолько отличается от покосившихся русских рыбачих хибар, что я просто не смог пройти мимо. Разница менталитетов.

Вообще миленькое место. Жалко, что некому сделать его ещё и комфортным для жизни.

Невельск

Японское название — Хонто. Несколько лет назад город был разрушен сильным землетрясением. Денег в городской казне особо не водилось, поэтому казалось, что он обречён.

Но тут кто-то подумал: а не выделить ли денег из федерального бюджета и сделать по-человечески?

Куда более удивительно, что бюджет не распилили, а правда привели всё в порядок. На месте старых обшарпаных хрущёвок теперь стоят нормальные дома.

Аккуратные ровные улочки.

Детские площадки.

И даже школы и детские сады, в которые не противно заходить.

На фоне восставшего из развалин и едва отряхнувшегося города вездесущий Ленин выглядит слегка комично.

Как и российская шаблонная пропаганда.

Иногда за ровными линиями новых жилых комплексов мелькают уже поросшие травой и сорняками дорожки в разрушенный порт.

Коммуникации проложены на поверхности. Должно быть, с выковыриванием старых из-под развалин пришло понимание правильного подхода.

Пустынная набережная.

Как-то забыли совсем забыли про тайфунный ветер при цунами, а ведь 60 м/с (больше 200 км/ч) элементарно сдует стоящего на возвышенности человека.

Ровные ряды клубных домиков на окраине города. Даже вроде довольные человеки обитают. Удивительно.

Еду дальше на попутке до Южно-Сахалинска. Водитель рассказал, что в Невельске хоть и порядок, но работы нет вообще, всё держится на соцобеспечении. А ещё что эту дорогу положили буквально два месяца назад, ещё год назад почти весь остров был связан грунтовыми дорогами.

Впервые вижу такие гроздья дорожных знаков. Мой попутчик в шутку назвал их «гроздьями гнева», и я подумал, что происходящее вокруг действительно чем-то напоминает роман Стейнбека. «В глазах людей поражение, в глазах голодных зреет гнев. В душах людей наливаются и зреют гроздья гнева — тяжелые гроздья, и дозревать им теперь уже недолго».

Южно-Сахалинск

Японское название — Тоёхара. По сути, единственный действительно живой город на острове.

До Русско-японской войны здесь был маленький посёлок Владимировка. После победы над Россией японцы решили сделать здесь административный центр новой префектуры Карафуто. Знали бы, что будет дальше — вряд ли бы так выкладывались, но в итоге город получился уютненький и перспективный.

Краеведческий музей в стиле тэйкан достался России в качестве трофея после «освобождения Сахалина» во Второй мировой. К слову, это не единственный пример архитектурных шедевров милитаристской Японии, оставшихся на колониальных землях после краха империи.

Всё по канонам, рядом миленький парк с небольшим прудом.

Русские внесли свою лепту, перестав чистить воду бедным карпам кои.

И притащив в маленький милый парк дурацкие экспонаты типа первых японских танков. Нафига?

Сквер Асахикава, в честь второго по величине города на соседнем острове Хоккайдо.

Цветастые хрущёвки.

Новые дома, впрочем, от хрущёвок отличаются разве что высотой этажей.

Возле каждого светофора есть световая линия, дублирующая сигнал для пешехода.

В городе много кафе, магазинов, торговых центров. Встречаются даже шаурмешни. Люди действительно проводят время на улице, а не совершают перебежки от точки А в точку В, как это происходит во всех остальных городках на острове.

И снова луноликий. Ох уж эти советские традиции.

Корсаков

Главный портовый город острова. При японцах назывался Отомари и первые пару лет был даже центром префектуры.

После такой центральной площади дальше идти уже не очень хочется.

Пожалуй, единственная прилично выглядящая улица в городе. Увы, довольно короткая.

А вот так выглядит весь остальной город. Километры малоэтажной застройки и трущоб.

Социальная реклама снова палит всю ситуацию.

Новейшие технологии Корсакова. Что забавно, прохожие побаиваются бросать мусор в эту урну и предпочитают пройти лишние три метра до следующей, обыкновенной.

Обед даже в дневное время? Ничего себе, вот это действительно круто!

Неожиданно ухоженная детская площадка. Прямо перед индустриальной зоной и въездом в порт.

Металл и бетон здесь явно доминируют над человеком.

Мировые часы, давно разбитые и неработающие. Символизм прямо.

Порт «Корсаков». Был построен японцами ещё сто лет назад, с тех пор сильно расширился и оброс промзоной. На парковке стоят корейские, китайские, японские и даже российские корабли. В общем, действительно международный.

Промзона растянулась вдоль побережья на километры, отрезав город от моря. Везде какое-то движение, везде работают.

Кладбище кораблей. Правда, от кораблей здесь остались одни остовы, всё остальное давно распилили охотники за металлом.

Впечатляют масштабы: ржавые металлические останки занимают всю бухту, целиком. Раньше это были десятки брошенных кораблей и смотрелось это, должно быть, очень круто.

Даже у самого пирса через слой воды видно оставшиеся куски кораблей.

Ну уж нет. 🙂

Еду автостопом обратно.

Южно-Сахалинск

На первый взгляд типичный советский парк «культуры и отдыха».

Но в этом парке текут самые настоящие горные ручьи и находится столько приятных, естественно выглядящих мест, что начинаешь сомневаться: «А не в лесу ли я?» Это действительно классно.

Забавная стойка буккросинга. «Молодые» энтузиасты знакомятся с ассортиментом, обсуждая, что положить взамен.

Неожиданно реально красиво.

За час до рассвета поднялся на вершину сопки, чтобы посмотреть на ночной город.

Селфи на память.

Вот так они здесь и живут.

А мне пора обратно на, как говорят местные, «большую землю», продолжать свой лонгтрип.