Россия: 15 000 км автостопом. Часть I

1 декабря 2016

Россия очень отличается от всех стран, где мне приходилось бывать. Это не плотно связанная сеть городов, а какая-то модель космоса, где живут разные расы, есть свои обитаемые города-планеты, небольшие колонии, жилые станции, и самое главное — огромные расстояния между всем этим.

В общем, автостопом по галактике:

Владивосток

В первом же городе моя модель России «чем дальше от Москвы — тем хуже» поcыпалась.

Главный терминал аэропорта.

Владивосток неожиданно оказался очень живым, красивым и современным городом.

Много исторической застройки. Россия в этом плане уникальная страна, строившая в сердце Азии города в стиле барокко.

Обычно чтобы посмотреть европейские города, жителям стран Восточной Азии нужно около 8 часов лететь в Европу. Могу себе представить, какой удивительной аномалией для них выглядит возможность вместо этого за 30 минут прилететь во Владивосток и увидеть ту же европейскую архитектуру и стиль жизни.

Work and travel.

Спортивная набережная, активно форсившаяся при СССР как символ города, но так им и не ставшая. Хотя в целом приятное место для прогулки.

На улицах много стрит-арта. Причём местные к нему относятся отлично, считая частью современной культуры, никто не считает настенные рисунки показателем деградации, как некоторые умники в Европе.

Уютные дворики в центре переживают метаморфозы, превращаясь из тихого места для отдыха в точки притяжения жаждущих работать молодых людей. Здесь теперь студии, офисы, магазины.

Старые промышленные здания обрели новую жизнь, превратившись в галереи, мастерские, лофт-бары и кафе.

По масштабам, конечно, пока далеко до настоящих арт-кластеров, но всё идёт к этому.

Только поскорее бы, а то поколению «старых мастеров» уже действительно остро нужна замена.

Памятник автостопщику.

Город сильно растянут в длину из-за формы полуострова Муравьёва-Амурского, на котором он находится. В час пик автобусы и маршрутки не справляются, и на помощь приходят более медленные в обычной ситуации электрички.

Появление во Владивостоке большого университета сильно уменьшило отток молодого населения, плюс привлекло многих иностранцев (китайцев в первую очередь, конечно).

Не смотря на то, что весь кампус находится на острове Русский, а не в самом городе, около 40 000 жаждущих шевелиться студенто-существ не могли не повлиять на уровень загруженности транспорта.

Вид на бухту Золотой рог ночью.

Центр современного искусства.

Пару залов решили укомплектовать проекторами и показывать видосики. В первом был анализ того, как поведение персонажей в играх отличается от реального, как это влияет на мировосприятие геймеров, а ещё то, что эффективнее солдат тренировать убивать сначала чисто в симуляторах, где нет чувства вины, чтобы потом в жизни всё это было рутиной и не вызывало ненужной эмоциональной отдачи.

Во втором зале примерами доказывали, что нам нельзя полагаться на известные исторические свидетельства как на абсолютную истину, потому как историю переписывают победители. Метод выбран очень интересный: экран был разделён на две части, на которых была своя версия происходящего от каждой из сторон, базируясь на этих самых исторических свидетельствах. Чаще всего это картины и артефакты того времени. О многих вещах, типа реальной картины колонизации Америки, у нас есть исключительно свидетельства белого населения, и тогда вторая половина экрана (соответствующая аборигенам и рабам-темнокожим) была тёмной, отчего становилось жутковато.

Не обошлось и без странной графики. «Динамика танца».

А ещё у «Зари» крутая библиотека.

Посольство Северной Кореи. Их не так много, поэтому я не мог упустить шанс. Интересно же. В общем, прикольные ребята, приглашают приехать к ним «на экскурсию», рассказывают, что у них интересного есть, что они очень дружелюбные на самом деле и что демонизируют их вообще без весомых на то причин. Два раза в неделю из Владивостока в Пхеньян летает самолёт, есть даже суперварик — пару раз в месяц туда ходит поезд!

Под вечер уровень воды в заливе поднялся и до маяка Токаревского, где я собирался встретить закат, идти пришлось по воде.

Вечер обрадовал длинной лунной дорожкой и шикарным видом на совсем недавно достроенный величественный Русский мост. Правда, он здесь слишком далеко и поэтому не сильно понятны масштабы, но на самом деле он просто огромный: высота конструкции 320 м (как 100-этажный небоскрёб), а длина — больше 3 км.

До следующего города-планеты было 750 км, поэтому выходить ловить попутные корабли пришлось пораньше утром. В России у всех федеральных трасс есть свои имена, дорога Владивосток-Хабаровск называется «Уссури», по имени большой реки рядом. Первые 200 км я проехал, сменив 3 машины, затем меня подобрал мужик на огромной американской фуре Freightliner, и… мы так и не доехали до Хабаровска, потому что наступила ночь. Так я открыл большой плюс американских грузовиков — огромные комфортные спальники внутри, на каждом из которых может поместиться по три человека, а их к тому же ещё и две полки. Утром позавтракали и доехали остававшиеся 120 км.

Хабаровск

Грустная у вас тут окраина что-то. Ну ладно, едем в центр, может, там лучше.

На вокзале оставил в камере хранения рюкзак и пошёл изучать локацию. По дороге обратил внимание, что на вокзале большинство поездов грузовые, а не пассажирские, что как бы намекает, что в этом городе главное.

От вокзала до самой реки тянется сквер длиной в 3 км, обрывающийся много раз пересекающими его улицами. Причём в конце каждого «сегмента» стоит ограждение, которое нужно обходить сбоку по светофору, один за другим. Велодорожка тоже нарисована для галочки: как пешеходам, так и самим велосипедистам на неё плевать.

Китайцы пытаются увидеть Китай, граница которого находится в нескольких километрах вверх по Амуру.

Интересно, с какой целью?

В городе есть три главные исторические улицы, две из которых выглядят совершенно невзрачно, но третья, Муравьёва-Амурского, достаточно живая, пользуется популярностью как у местных, так и у туристов (в качестве старого центра).

Улица просто-таки переполнена памятками архитектуры, много бутиков, кафе, ресторанов. Такое чувство, будто их нарочно все собрали в одном месте, оставив километры совка по периметру.

Площадь Ленина оккупировали голуби. Местные приходят их кормить, поэтому количество дерьма на квадратный метр просто зашкаливает, даже подходить мерзко.

А так в среднем выглядят все остальные улицы в центре.

Типичная детская площадка.

Но самое странное — стоит только сойти с центральных улиц, как начинается какой-то трэш. Люди в самом большом городе в округе живут в ветхих деревянных домах, а то и вовсе бараках. И беда в том, что это не одиночные трущобы, так выглядят целые районы и жителей всё устраивает.

Вечером я сел на ночной автобус, который ехал в сторону океана, в порт Ванино, откуда ходят паромы на крупнейший остров России. О том, как всё это выглядит и как там живут люди, я написал отдельный отчёт — Остров Сахалин.

Обратно на материк Евразию я вернулся только через полторы недели.

Живописность дороги, соединяющей побережье континента с Хабаровском не поддаётся какому-либо описанию. Это горные перевалы, серпантины, речки и озёра, а ещё это 370 км абсолютно безлюдной тайги от Ванино до первого посёлка на пути.

Дальше рельеф меняется, превращаясь в плоские степи, вид которых впечатляет не меньше. Эта дорога идёт от Хабаровска до самой Читы, называется «Амур».

Попавшийся на горячем и заточённый в клетку мишка у одного придорожного кафе на федералке. Кстати, это возле Биробиджана, «столицы» Еврейской автономной области, где СССР собирался в добровольно-принудительном порядке заставить евреев строить советский Израиль. Не получилось, сейчас евреев здесь примерно 0.6% населения, все остальные репатриировались в нормальный Израиль.

На самом деле человеческая асфальтированная дорога здесь появилась не так давно, по случаю открытия сделали пафосную стелу, что теперь между двумя полюсами России можно проехать не только на камазе.

Благовещенск

Большие таймеры отсчёта позволяют почувствовать себя участником уличной гонки. Такое: 3… 2… 1… Педаль в пол!

Мне надо было подготовиться к поездке в Якутию, а поскольку в торговых центрах цены здесь просто конские, я пошёл на рынок. Здесь оказалось очень много китайцев, причём они всё организовывают как у себя дома, поэтому рынок оказался довольно аутентичным.

Русские тоже подстраиваются и получают свой профит. Все счастливы.

В городе приятно гулять, видно, что здесь всё делалось для людей.

Точки велопроката.

Ещё широкие тротуары.

«Товарищи, запомните: Магадан — это туда!»

Грязный бомж смотрит на китайский город Хэйхэ с тоской по несбывшемуся.

Красивая триумфальная арка, почему-то ведущая прямо в Амур. Что характерно, ширина реки здесь меньше средней. Видимо, у Российской империи были долгосрочные планы на Маньчжурию…

Красивая городская набережная.

Оформление столбиков такое, будто они сделаны до революции. Но нет, это всё современное.

После очередного разлива реки, как Благовещенск, так и Хэйхэ расширили и укрепили свои набережные, поэтому сейчас расстояние между городами разных стран всего 300 метров.

А утром я отправился в долгий путь (реально долгий, около 1850 км) в Якутск, столицу республики Саха. Маршрут был непростым, но в первый же день после нескольких пересадок я словил грузовик, который ехал прямо в Якутск. Йей!

Поздно вечером съехали с дороги и припарковались не берегу ледяной горной реки. Кушать готовили на горелке, пахло очень вкусно, и когда немного проветривали кабину, вдруг за окном послышался приближающийся характерный звук ломающихся кустов. Желание почистить зубы и сходить в туалет пропало мгновенно. Утром по следам определили, что тот мишка в итоге подошёл и сидел буквально в нескольких метрах от нашего грузовика. Зато утром открылся отличный вид.

Весь этот мусор там, кстати, не просто так. Якуты язычники (хотя многие и православнутые), они не упускают шанса оставить что-нибудь в подарок духу дороги, повязать ленточку, загадывая желание. Здесь начинается вечная мерзлота: даже в летний зной в +40 °C, если копнуть на полметра, обнаружишь промёрзшую землю.

Много снега, температура около -10 °C, хотя дело было в сентябре.

Часто было такое, что десятки километров подряд нет ничего вообще, особенно в горных районах, поэтому ночевать останавливались просто посреди тайги. Иногда к нам прибивались другие фуры, и тогда ощущение тотальной отчуждённости становилось чуть менее сильным.

Наконец добрались до места назначения. Город находится по другую сторону реки Лены, в тёплое время года здесь постоянно ходят паромы, а зимой машины гоняют прямо по льду.

Якутск

Из-за вечной мерзлоты класть коммуникации под землю невероятно сложно (примерно как скалу долбить), поэтому их проводят по поверхности.

Все здания в городе стоят на сваях. Технически всё вокруг — болото, почва твёрдая только благодаря постоянному холоду. Если поставить здание прямо на землю, то от тепла она начнёт оттаивать и здание либо просядет, либо начнёт ломаться от деформаций.

Суровый якутский язык.

Центр города.

Местный Ленин почему-то показывает на Китай, мол, смотрите, там будущее пилят.

Доминирует точечная застройка.

Театр оперы и балета. Надеялся вечером попасть на «Сильфиду», где выступала моя подруга, но мест не было вообще. 🙁

Скромненький офис компании «Алроса», первой в мире по объёму добычи алмазов.

Высокие цены в регионе компенсируются хорошими зарплатами. Много торговых центров, много кафешек.

Якутский острог, эдакий маленький старый город. В эпоху великих географических открытий, когда европейские колонисты открывали Америку, захватывали Африку, русские занимались тем, что исследовали суровую Северную Азию. Так вот, ну и где сейчас ваши Британская, Французская, Испанская, Португальская империи? А Россия вон до сих пор кое-как выживает.

Офигенские дороги. Это вам не банальная брусчатка.

В сувенирных лавках огромное количество вещей из бивня мамонта, за $7000 можно даже целый купить. Его здесь находят тоннами каждый год, причём большую часть почему-то вывозят в Китай. В отличие от слоновьей кости, он белоснежный, выглядит правда круто.

В этнографическом музее целый скелет собрали.

Традиционному язычеству в этом музее выделен отдельный зал. Я ожидал чего-то примитивного, но, надо признать, всё действительно очень интересно. Эдакий синтез скандинавской мифологии и японского синтоизма.

При температурах ниже -25 °C двигатели начинают замерзать и машины потом вообще не заводятся. Учитывая то, что нормальная температура зимой здесь около -50 °C, приходится либо делать обогреваемый гараж, либо платить за дорогую обогреваемую стоянку, либо… не глушить мотор всю зиму, что многие и делают. А иначе никак.

Совковый городской парк.

Демотиваторы на улицах.

Дорожные столбики здесь не вкапывают, а делают вот такими, на тонком стержне. Дело в том, что зимой их засыпает, и очень не в кайф внезапно словить такой на легковой машине.

Едем обратно «на большую землю». Прогноз погоды был неутешительным, к вечеру обещали буран, а это обычно означает, что дороги будут закрыты. Ближе к вечеру меня подобрал дальнобойщик, и когда я сказал ему о прогнозе, он решил валить до последнего.

Один раз нас взял на буксир и затаскивал на гору забавный якут на большом грейдере, вообще непонятно как там оказавшийся. А ещё где-то в три часа ночи, почти-почти вырвавшись из лап снежного шторма, мы встали на горном перевале, надевали цепи на колёса и в две лопаты подкидывали под колёса щебень, чтобы тронуться со скользкого места. Те ещё приключения, короче.

Утром нам сказали, что мы единственные, кто смог проехать. За ночь все дороги позади нас засыпало нафиг, стоянки переполнены, а дорожники ждут, когда буран закончится, потому что до этого чистить трассу нет смысла. Если бы не этот мужик, застрял бы я в Якутии надолго.

Интересно, существует такая фобия как боязнь больших дистанций? А то у меня, кажется, она начала развиваться.

Чита

Центр города, престижный район типа, люди пафосные, что они тут живут.

А вот так выглядит любой дворик здесь. Этот ещё и ухоженный, потому что открытый.

Unsere Führer.

Какой слоган! За душу берёт!

«Пользующийся популярностью кинотеатр», — порекомендовал мне сити-гайд.

Из той же серии, популярный у местных городской парк.

Хорошо здесь, душевно, родную Припять напомнило.

Сразу за городом начинается бескрайняя степь. Дух захватывает.

От Читы до Иркутска идёт федеральная трасса «Байкал», пересекающая всю Бурятию, где у меня запланирована следующая остановка.

На подъезде к Улан-Удэ, столице Бурятии, повсеместно встречаются статуи оленей. Надо признать, весьма изящный символ города они выбрали.

Улан-Удэ

Честно, я так и не понял, чем буряты принципиально отличаются от монголов. Тот же язык, та же культура, та же символика.

Бурятские урбанисты не дремлют!

Триумфальная арка. Да, кстати, раньше город назывался Верхнеудинск, там дальше в Сибири есть ещё Нижнеудинск.

Бурятский театр оперы и балета. У них шикарное здание, такой монументальный и в то же время притягательный сталинский ампир.

Творение больного гигантиста, огромная голова Ленина.

Буряты забавные, приходят в торговые центры посмотреть всё и в 95% случае уходят ни с чем.

Набережная реки Селенги.

Остроумная реклама.

Ну не монголы ли?

Буряты помешаны на национальном декоре.

И на дичи. Дичь они любят.

Иволгинск

А ещё буряты буддисты. Я как-то раньше не задумывался об этом, поэтому меня все эти храмы и дацаны немного потрясли.

Иволгинский дацан один из крупнейших, находится всего в 30 км от Улан-Удэ. К сожалению, я приехал слишком поздно и посмотреть всё не успел.

На территории дацана находится управление по вопросам буддизма в России. Так что если вас накрыло и вы думаете, что жизнь — тлен, то вам нужно ехать решать свою проблему в Бурятию, это всё их приколы.

Здесь я решил сделать небольшое отступление от маршрута и сгонять на родину Чингисхана. Откровенно говоря, я не ожидал, что современная Монголия окажется настолько крутой, что обратно даже ехать не захочется.

Но надо было продолжать.

Привет, Байкал.

Иркутск

У Иркутска есть один критический недостаток: здесь агрессивно злоупотребляют наружной рекламой.

Настолько, что за ней иногда не видно самого города.

На самом деле у Иркутска есть большой туристический потенциал. Оглядываясь назад, я понимаю, что это был один из самых красивых городов Сибири.

Но, к сожалению, это всё никому не нужно.

Ведь намного проще сделать вид, что всё и так нормально и продолжить пилить дальше.

Уличное искусство.

Подальше от главных улиц, город глазами местных.

Набережная Ангары.

Асфальтоукладчик идеально подобран по цвету к фасаду Собора Богоявления Господня.

Широкая Ангара ниже по течению.

Странный, очень странный символ города — бабр.

Сделали чисто туристический квартальчик. Идея крутая, но опять-таки всё запороли визуальным шумом.

Большой торговый центр как апогей распада образа ярмарочного городка.

А ещё как-то не подумали о парковке, из-за чего люди бросают свои жестянки где попало.

Следующая трасса называется «Сибирь», она соединяет Иркутск с Новосибирском, и где-то посередине неё находится следующий город моего маршрута — Красноярск.

Siberia welcomes you.

Красноярск

Здесь нет красивых старых улиц, как в Иркутске, но в целом центр довольно ухоженный, поэтому чувствуешь себя здесь комфортно.

Адовый монтаж уличной проводки, прямо как в Японии.

Периодически встречаются ветхие дома.

Центральный парк имени какого-то очередного коммуниста.

Влк упрлс.

Кто-то просто собирался выбросить шкаф, но судьба распорядилась иначе и он стал стойкой буккросинга. Ничего интересного внутри обнаружено не было, так что просто оставил там свою книгу, вдруг кому Набоков нравится.

Work hard.

Коммунальный мост. В России довольно много похожих арочных мостов, но этот приятно выделяется масштабами сооружения и тонким балансом между функциональностью и эстетической привлекательностью.

Набережная Енисея.

Яркая ночная иллюминация.

На следующий день мы поехали в заповедник «Столбы», главную достопримечательность города. Название себя оправдывает, эти скалы действительно огромные и возвышаются словно колонны.

Прикольно карабкаться наверх этих столбов, откуда обычно открывается очень крутой вид на весь заповедник. Вообще удивительное место, ты как будто очень далеко от города, воздух такой свежий, хотя тут 15 минут езды всего.

Кто такие топонимы придумывает вообще? И как местных называть, козулькинцы, что ли?

Новосибирск

Новосибирская стена.

Улица в центре. Главное, людям нравится.

Много машин, мало пешеходов, почему-то вокруг всё в грязи.

Эта композиция взорвала мой мозг. 🙂 Да что вы знаете о точечной застройке!

Снова площадь Ленина, снова театр оперы и балета.

Вокруг всё какое-то монументальное и до крайности угрюмое, давит на психику. Здесь буквально неприятно находиться. Интересно, советские градостроители специально стремились к такому эффекту или это вышло естественным образом?

Псы закона должны сидеть в своих будках.

Ребята пытаются насобирать на билеты, чтобы уехать отсюда на Байкал. Пожалуй, я их понимаю.

Кинотеатр-коробка. В лучших традициях депрессивно-суицидального конструктивизма.

Не смотря на то, что на входе в художественный музей мне нахамили («Рассказать вам об экспозиции? Здесь у нас то, там это, там вот это, не пропустите ещё вон тот вот зал… А вы откуда приехали? Из Киева? Ох, знала бы, что вы с Украины — не напрягалась бы так»), это немного исправило общие впечатления от города.

Так начинается набережная в районе Речного вокзала. Пешеходная зона, город для людей, ага.

Судя по всему, просто не хватает денег на алкоголь.

Барнаул

Продавец на рынке счищает снег с товаров.

Город достаточно большой, больше полумиллиона человеков.

Но по внешнему виду и стилю жизни я бы назвал его противоположностью Новосибирска.

Арт-объект «Грязный бомж, спящий в подъезде». Да нет же, это правда инсталляция. 😀

Галерея «Республика ИЗО», обычно организовывающая у себя по несколько выставок сразу, решила на этот раз сделать одну большую и собрать работы самых разных направлений целой кучи молодых художников.

Нашлось место всем.

Картины с разными «красивыми» местами в городе.

И много чего ещё. В целом, прикольно.

Здание администрации Алтайского края.

Алтайский государственный университет.

Через всю центральную улицу (понятное дело, имени Ленина, куда ж без него) проходит сквер.

Неожиданно очень красивый жилой комплекс.

Галерея «Соль». Буквально за месяц до моего приезда они решили закрыться, поэтому пришлось довольствоваться крутым разукрашенным фасадом.

Музей «Горная аптека», ассортимент фармацевтики в XIX веке.

Неожиданно понял, что нахожусь в самом сердце старого города.

При Союзе почему-то решили, что здесь отличное место для трамвайного депо.

Много аутентичных заброшек.

Барнаул — один из немногих российских провинциальных городов, который не пытается изо всех сил выглядеть чем-то большим и важным, чем он не является на самом деле. Вместо этого здесь потихоньку всё реставрируют и делают по-настоящему уютный провинциальный городок, куда хочется при возможности заехать снова.

Конечно, далеко не всё так радужно, как хотелось бы.

Но, я думаю, всё ещё впереди.

Из Барнаула я на ночном автобусе отправился в Казахстан, откуда и началось моё путешествие по Средней Азии. Обратно в Россию я вернулся только через три недели, перейдя таким образом ко второй части моего большого транссибирского трипа.