Современная Монголия

11 октября 2016

Что большинство людей знает о Монголии? Это бедная отсталая страна. Люди живут в юртах, ездят на лошадях и пасут скот. И никто не знает, что происходит в большом мире. Ну-ну.

Площадь страны просто потрясающая, хотя это только малая часть их этнических земель и лишь 4% от площади Монгольской империи. Большая часть этой территории выглядит как марсианская пустыня, и лишь асфальтированная дорога, небольшие речки в долинах и редкие придорожные кафешки напоминают, что ты всё ещё на Земле.

Улан-Батор

А потом резко наступает монгольская реальность.

Сегодня Монголия — это одна из самых стремительно развивающихся экономик мира, с уровнем жизни несоизмеримо выше среднего по России. Большая часть населения живёт в городах, урбанизация становится выше и выше с каждым годом.

С «советской дружбой» здесь давно покончено, теперь здесь демократия и полноценная рыночная экономика, без взяток-откатов и государственного регулирования, международные стандарты качества и уверенное стремление стать второй Кореей. И нет, не Северной.

У входа в парламент сидит аки Дарт Вейдер не менее известный персонаж по имени Чингисхан, в своё время объединивший все монгольские племена в единую Монгольскую империю, в итоге подчинившую себе треть всего человечества.

Одиноко среди современной архитектуры стоит типовый советский проект «Театр русской драмы».

Форма крыши одной из гостиниц выглядит как горка, по которой было бы прикольно съехать вниз. Если положить батут.

Редкий случай, когда в галерее современного искусства по экспонатам можно понять, в какой ты стране. Лошадок здесь очень любят.

Одна из характерных особенностей монгольской живописи — активное использование контраста. Их картины почти всегда яркие и имеют какое-то противопоставление, будь то сюжет, приоритеты или цветовая гамма.

При Галерее союза монгольских художников оборудована мастерская, где каждый желающий может поучиться у мастеров. Вот так просто. Иногда сюда приводят детей, иногда приходят учиться ремеслу даже пожилые люди.

Современных офисных зданий очень много. И не меньше новых строится вокруг, причём площадки выкупают ещё на этапе строительства, потому что новые корпорации появляются как грибы после дождя.

Тем удивительнее среди всего этого выглядят древние буддистские монастыри.

Буддизм в Монголию попал очень давно, но распространялся постепенно (зато бескровно, в отличие от христианства). Первым среди известных персонажей буддизму начал учиться Годан, внук Чингисхана. Прошло порядка 300 лет, прежде чем новая религия вытеснила шаманство.

Конечно, это всё было не просто так. Как и любая другая религия, принимаемая как государственная — это исключительно политический инструмент. Учить внука Чингисхана пришёл сам духовный лидер Тибета Сакья-пандита с племянником Пагба-ламой. Они учили монголов буддизму, а монголы научили тибетцев в любой ситуации зубами держаться за свою нацию.

План Улан-Батора версии 1913 года, когда Монголия наконец получила независимость от Китая. На нём особенно отмечены резиденции и храмы Богдо-хана, руководившего «народной революцией». Богдо-хана настолько любили, что даже после перехода к коммунизму он оставался монархом и только его сооружения выжили в огне религиозных чисток, инспирированном Советским Союзом.

Я уже говорил, что контрасты — это их национальная фишка?

Решил зайти внутрь посмотреть, как выглядит монгольский торговый центр. Неплохо так.

Таких отечественных производителей действительно хочется поддерживать.

Ещё продаётся много разных японских, корейских и европейских ништяков. Чуть подороже, конечно, но не критично.

Но корейский стафф, конечно, впечатляет больше всех. 😀

Привет Лувру с его пирамидой.

Автобусная остановка. К слову, с транспортом здесь разобраться не так просто: вместо ключевых точек (площади, памятники, музеи) здесь указывают направления типа «Таусанд → Мянгат-1 → Бага Тоерог → Хороолол-11», и остаётся только догадываться, едет он на центральную площадь Чингисхана к парламенту или увезёт далеко-далеко на север в трущобы.

Национальная галерея современного искусства расположилась в советском здании и на входе сидела такая толстая женщина, которая сразу перешла на русский, увидев мой студенческий. Я уже думал уходить, но тут увидел шпоры, свисающие через три этажа, и передумал.)

Я прямо прочувствовал, как меня зажало в этой точке узкими стенами. Тот случай, когда абстракционизм реально цепляет.

«Мой мозг после сессии».

Тибетские божества гнева сами по себе не оставляют равнодушными, а тут вообще такое нечто, проступающее из тьмы и сквозь контур умоляющего монгола, брр.

В городе очень много ресторанов монгольской кухни. Если вкратце, то это мясо, мясо, немного салата, и ещё мясо.

Иду посмотреть как выглядит окраина города.

Сэлбэ, одна из рек, на которой стоит город. На самом деле она горная и, следовательно, не всегда такая, просто в разное время года она высыхает и затем снова наполняется.

Дальше по течению, ближе к центру города, русло становится намного более ухоженным. Очевидно, в планах однажды привести в порядок набережную и выше по течению.

У монголов есть целых 10 видов письменности, некоторые из которых используются и сейчас. Основной является письменность на основе кириллицы, параллельно используется латиница и вертикальная старомонгольская вязь, у монахов ещё и алфавитно-слоговое письмо «соёмбо» (вообще какая-то дичь, похожая на слетевшую кодировку, универсальная письменность для монгольского, тибетского и санскрита). Выкручиваются как могут.

Гандантэгченлин или просто Гандан. Крупнейший буддистский монастырь, в лучшие времена которого здесь жило около 14 000 человек. После тотальных репрессий против верующих был закрыт, но через 10 лет его открыли снова и до распада СССР он был единственным действующим храмом в стране.

Сейчас всё потихоньку реставрируется, многие люди возвращаются в веру. Строго говоря, от неё никто и не отказывался, просто было не принято это демонстрировать. Сейчас в монастыре постоянно живёт, учится и работает 150 человек (да, всего 1% от прежнего числа).

Внутри центрального здания стоит гигантская статуя бодхисаттвы сострадания Авалокитешвары (чьим воплощением считается Далай-лама) высотой с советскую девятиэтажку.

Вдоль стен здания выставлены стеллажи с маленькими одинаковыми статуэтками будд, всего тысяча штук. Не помню, для чего нужно именно такое количество, но там тоже какой-то упоротый символизм есть.

Буддистский университет — это вам не какая-то жалкая воскресная школа, здесь настоящий конвейер просветлённых! Если серьёзно, они там сутры учат, поют и медитируют.

Недалеко от монастыря есть Музей искусств Дзанабадзара, в котором выставлена коллекция разных религиозных артефактов, сделанных настолько технично, что их решили отнести к предметам искусства. Например, вот это на самом деле не картина, это — нереальной точности вышивка.

Мне кажется, или этот бодисаттва отказался уходить в нирвану совсем не ради спасения человечества? -_-

Впрочем, у этих божеств вообще какая-то своя атмосфера.

Много где в центре города есть дорожки для слепых. И ещё велодорожки, по которым ходят пешеходы.

Ничего необычного, просто монгольская дюймовочка с леденцом сидит на дереве-подсолнухе.

Дорогие клубные дома в новом районе города. С другой стороны периметр огорожен заборами, а возле частного сектора — ещё и колючей проволокой.

Торговый центр на окраине города, буквально сразу за которым начинаются горы.

Большая резиденция Богдо-хана.

Внутри не менее красиво. Первый этаж открыт для посещения и заставлен чисто предметами религиозного искусства, которые он обожал. Наверху апартаменты и комнаты для приёма гостей.

Вокруг ещё несколько строений, некоторые из которых предназначались для медитаций, некоторые для встреч, некоторые для прислуги.

Оформлено всё в едином стиле.

Здесь особенно много их традиционной вышивки. Не представляю как им удавалось делать её настолько точной, можно даже лица на ожерелье из голов демонов рассмотреть.

Зимняя резиденция. Ну ещё бы, Улан-Батор — самая холодная столица мира, зимой температура доходит до –40 °С.

Среди однообразных предметов быта в глаза бросается европейская карета. Оказалось, это личный подарок от русского царя.

Новый жилой комплекс. Квартиры ещё только в продаже, а внизу уже работают кое-какие магазины и кафе.

В каждом монгольском городе обязательно стоит большая статуя Будды.

Прикольный фасад торгового центра.

Внутри тоже ничего. Судя по проектированию, сначала планировалось сделать отдельные комнаты-бутики à la универмаг, но затем решили сделать открытое пространство и заменили все стены на стёкла. Вышло даже приятнее, чем ожидалось.

На одном из холмов на юге города во времена социализма сделали обзорную площадку и посвятили её совместным действиям советской и монгольской армии. Сначала русские помогли отстоять независимость от Китая, а потом монголы помогли разгромить Германию. «Friendship is magic».

Но вид отсюда действительно неплохой. А ещё отсюда видно, насколько обширную площадь занимает бедный частный сектор на севере.

Впрочем, даже недалеко от центра остались небольшие гетто, где люди всё ещё живут в юртах, без воды и газа, разве что электричество себе туда проводят, подключившись к общей электросети. К счастью, с каждым годом жилых домов становится всё больше, а их — всё меньше и меньше.

Другая река, Дунд, обеспечивает город водой круглый год.

Монгольское национальное блюдо «гора мяса». Ничего лишнего.

А мог бы поесть борща.)

«О, прикольно, советский универмаг», — подумал я.

Зашёл в супермаркет внизу. Украинский «Roshen» даже сюда добрался.

А внутри что-то совсем не универмаг. И с такими темпами скоро в этой стране от советского прошлого останутся только наши архаичные ассоциации.

Вот с такой пошатнувшейся картиной мира я и поехал обратно в Россию продолжать свой лонгтрип.

Категории: Азия, Монголия